г. Волгоград(8442) 26-86-84

Обзор судебной практики на тему «Возмездное оказание услуг»

(по состоянию на июнь 2013 г.)

Основные нормы, которыми регулируется указанная сфера:

ст.ст. 779-783 ГК

1. Правовая природа, стороны договора возмездного оказания услуг

По договору оказания услуг оплачиваются действия, а не результат, для достижения которого заключается договор

Между исполнителем (истец) и заказчиком (ответчик) был заключен договор возмездного оказания услуг. Исполнитель обязался оказывать услуги, связанные с участием заказчика в аукционах, в том числе по консультированию, подготовке аукционных заявок, их подаче. Заказчик, в свою очередь, обязался принять и оплатить эти услуги при условии признания его победителем торгов.

Рассматривая иск о взыскании долга по договору возмездного оказания услуг, суд установил следующее.

При оказании услуг оплате подлежат только сами действия (деятельность) исполнителя, а не тот специфический результат, для достижения которого заключается договор. Следовательно, стороны не могли поставить оплату услуг в зависимость от достижения цели — признания заказчика победителем торгов. Такое условие договора является недействительным. Услуги подлежат оплате по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные услуги.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 11 марта 2010 г. N КГ-А40/15276-09)

Оказание услуг: если руководитель заказчика и исполнитель — одно лицо, договор недействителен?

Стороны спора заключили договор возмездного оказания услуг. При этом исполнитель услуг являлся одновременно руководителем организации-заказчика.

Суды двух инстанций сочли, что в таком случае имеет место нарушение требований ГК РФ, в силу которых представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично.

Суд округа указал на ошибочность выводов судов и разъяснил следующее.

В силу ГК РФ юрлицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами. Действия органов юрлица, направленные на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей юрлица, признаются действиями самого юрлица. Следовательно, указанные органы юрлица не могут рассматриваться как самостоятельные субъекты гражданских правоотношений.

Таким образом, если руководитель организации-заказчика, заключающий договор возмездного оказания услуг, одновременно является исполнителем услуг, данное обстоятельство не является основанием для признания сделки недействительной.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 19 марта 2009 г. N А65-7599/2008)

Чем договор возмездного оказания услуг отличается от договора подряда?

Суд федерального округа, несмотря на то, что нижестоящие инстанции неправильно дали квалификацию спорному договору, оставил без изменения судебные акты, в соответствии с которыми была взыскана задолженность.

Ошибка же нижестоящих судов заключалась в том, что спорный договор был квалифицирован как договор подряда, в котором отсутствовало существенное для данного вида договора условие о сроках выполнения работ. Вместе с тем не было учтено, что из определения договора подряда, изложенного в ст. 702 ГК РФ, следует, что характерным признаком договора подряда является сдача конечного результата выполненных работ заказчику. Однако в спорном договоре отсутствуют условия о передаче заказчику какого-либо овеществленного результата выполненных работ, что не позволяет отнести его к договору подряда.

Из условий договора следует, что предприятие по заданию администрации района приняло на себя обязательства по уборке проезжей части дорог. Согласно п. 1 ст. 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. Таким образом, судам следовало квалифицировать названный договор как договор возмездного оказания услуг. Так как условие о сроках не является существенным для данного вида договоров, отсутствие этого условия в указанном договоре не указывает на его незаключенность.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 13 февраля 2006 г. N Ф09-165/06-С4)

Суду предстоит выяснить, вправе ли арендатор гостиничных номеров оказывать гостиничные услуги

Суд федерального округа не согласился с нижестоящими инстанциями, которые удовлетворили требование о взыскании задолженности за бронирование номера в гостиничном комплексе, пояснив следующее.

Суды не учли довод заказчика о том, что его оферта была направлена на заключение договора об оказании гостиничных услуг именно с гостиничным комплексом, а не с заявителем, арендующим в нем номера. В связи с этим нельзя признать обоснованным вывод о наличии договорных отношений между сторонами спора и о применении к возникшим отношениям Правил предоставления гостиничных услуг в Российской Федерации», утвержденных постановлением Правительства РФ от 25.04.1997 N 490. Кроме того, не было установлено, вправе ли был заявитель оказывать соответствующие услуги, предоставляя третьим лицам гостиничные номера, арендованные у гостиничного комплекса.

В связи с этим дело передано на новое рассмотрение.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 25 октября 2005 г. N Ф09-3503/05-С4)

Договор на оказание услуг автотехникой или договор аренды транспортного средства?

При рассмотрении спора о взыскании задолженности суд установил, что между сторонами был заключен договор на оказание услуг, а не договор аренды транспортного средства с экипажем.

Суд указал на характерные особенности договора аренды транспортного средства с экипажем. Во-первых, предмет такого договора должен содержать точное и исчерпывающее описание передаваемого в аренду транспортного средства. Во-вторых, управление и техническую эксплуатацию транспортного средства осуществляет арендодатель своими силами. В-третьих, транспортное средство передается арендатору во владение и пользование, то есть арендодатель не сохраняет владение предметом. Кроме того, в договоре аренды транспортного средства с экипажем объединены два вида обязательств: непосредственно связанных с предоставлением транспортного средства в аренду и связанных с оказанием арендатору услуг по управлению и его технической эксплуатации.

Между тем по условиям заключенного договора исполнитель (истец) обязался оказывать услуги специальной строительной техникой (автокранами, экскаваторами). Данная автотехника не идентифицировалась и предполагалось, что услуги оказываются любыми строительными механизмами истца. Они не передавались ответчику (заказчику) во владение, пользование, распоряжение — исполнитель оказывал услуги своими силами и своим автотранспортом.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 8 июля 2010 г. по делу N А56-31913/2009)

Квалификация договора оказания услуг по предоставлению рабочих мест

Предприятие обратилось в суд с иском о признании недействительным договора, в соответствии с которым истец обязался оказать услуги по предоставлению на его территории оборудования для выполнения поручений сотрудниками заказчика в рамках трудовой функции и по его указанию.

В иске было отказано. Суд признал, что договор содержит признаки договора об оказании услуг и договора аренды движимого (оборудования) и недвижимого (рабочих мест) имущества. Однако он не может быть признан заключенным: не индивидуализировано оборудование, подлежащее передаче; отсутствуют данные о местонахождении каждого рабочего места; не сказано, для выполнения каких конкретно поручений эти места должны быть предоставлены. Кроме того, договор не прошел государственную регистрацию, несмотря на то, что в нем говорится о предоставлении в пользование недвижимого имущества сроком на 1 год.

По действующему законодательству в отношении незаключенных договоров не могут применяться такие способы защиты гражданского права, как признание сделки недействительной, потому что недействительным может быть признан только заключенный договор. В рассматриваемом же случае суд квалифицировал договор как незаключенный.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 18 ноября 2010 г. по делу N А63-1768/2010)

Заключение, подготовленное исполнителем, не свидетельствует о том, что заключен договор подряда

По условиям договора исполнитель обязался оказать услуги по проверке проектной документации на соответствие действующему законодательству и выдать заключение по ее итогам.

В связи с тем, что оплата заказчиком не была произведена, исполнитель обратился в суд с соответствующим иском. Причем истец полагал, что между сторонами заключен договор возмездного оказания услуг.

Суд первой инстанции, отказав в удовлетворении иска, исходил из того, что между сторонами заключен договор подряда, в котором начальный и конечный срок выполнения работ не согласован, в связи с чем договор не может считаться заключенным.

Суд кассационной инстанции с данной позицией суда не согласился.

Предметом договора подряда являются работа, которая выполняется по заданию заказчика, и ее овеществленный результат.

Предмет же спорного договора — проверка предоставленной заказчиком исполнителю технической документации на соответствие нормам и правилам, по результатам которой исполнитель предоставляет заказчику замечания и рекомендации, а корректировка проекта производится заказчиком. Выдаваемое исполнителем по итогам проверки заключение нельзя признать овеществленным результатом работ, поскольку оно неразрывно связано с осуществлением исполнителем действий по проверке проекта, которые образуют предмет договора возмездного оказания услуг.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 12 августа 2010 г. N Ф09-6112/10-С2 по делу N А60-60840/2009-С1)

Заказчик должен оплатить услуги, даже если он является учреждением

Суд отклонил довод о том, что отношения сторон договора на оказание юридических услуг должны регулироваться Законом о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд, поскольку спорный договор не имел целью решение вопросов местного значения и выполнения услуг для муниципальных нужд. Потребителем услуг по договору (заказчиком) являлось учреждение как юридическое лицо и сторона по судебным спорам.

Суд подчеркнул, что несоблюдение учреждением ограничений на заключение договоров, установленных Бюджетным кодексом, не может являться основанием для признания рассматриваемого договора незаключенным, а также для отказа в оплате фактически оказанных истцом услуг.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 22 августа 2011 г. N Ф03-3858/11 по делу N А51-16039/2010)

Доставка пенсий осуществляется в рамках договора оказания услуг

Договор был квалифицирован как оказание услуг. При этом по условиям договора общество (исполнитель) обязалось осуществлять доставку пенсионерам пенсий, пособий, компенсационных и других денежных выплат, перечисленных пенсионным фондом (заказчиком) на специальный счет, открытый обществом в банке. При этом суд учел, в частности, позицию Высшего Арбитражного Суда РФ.

Президиум ВАС РФ при проверке судебных актов по спорам, вытекающим из договоров по доставке коммерческими организациями пенсий (пособий), также исходит из того, что названные договоры являются договорами возмездного оказания услуг (постановления от 28.05.1996 N 7692/95, от 15.10.1996 N 2919/96, от 20.07.2010 N 3516/10, определение от 29.02.2012 N ВАС-1830/12).

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 5 мая 2012 г. N Ф08-1933/12 по делу N А63-849/2011)

2. Существенные условия договора возмездного оказания услуг

Договор оказания услуг можно заключить и без указания срока их выполнения

Федеральный арбитражный суд округа признал ошибочными выводы нижестоящих судов о том, что договор об оказании услуг является незаключенным в случае неуказания в нем срока начального и конечного сроков выполнения работ.

Как пояснил окружной суд, положениями Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что общие положения о подряде и бытовом подряде применяются к договору возмездного оказания услуг, если они не противоречат специальным правилам об этом договоре и особенностям его предмета. Исходя из смысла главы 39 ГК РФ (Возмездное оказание услуг), условие о сроке выполнения услуг не является существенным для данного вида договора. Таким образом, отсутствие в договоре возмездного оказания услуг такого условия не может служить основанием для признания его незаключенным.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 17 апреля 2008 г. N А55-7843/2007)

Срок — существенное условие договора возмездного оказания услуг

Сделав вывод о том, что срок является существенным условием договора возмездного оказания услуг, суд исходил из следующего.

Согласно ст. 783 ГК РФ общие положения о подряде и положения о бытовом подряде применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит нормам гл. 39 «Возмездное оказание услуг», а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг.

В силу ч. 1 ст. 708 ГК РФ в договоре подряда указываются начальный и конечный сроки выполнения работы. Следовательно, условие о сроке выполнения работ (оказания услуг) относится к числу существенных условий договора данного вида

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 2 июня 2011 г. N Ф09-2344/11 по делу N А60-32012/2010)

3. Исполнение договора возмездного оказания услуг. Обеспечение исполнения обязательств

Общество, оказывающее услуги по ведению бухучета, не подтвердило свое право на удержание бухгалтерской документации заказчика услуг в качестве способа обеспечения его денежного обязательства, поскольку не представило доказательств возникновения данного обязательства

Согласно п. 1 ст. 359 ГК РФ кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику вправе в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено. Удержанием вещи могут обеспечиваться также требования, хотя и не связанные с оплатой вещи или возмещением издержек на нее.

По мнению, ответчика (исполнителя), он правомерно удерживает бухгалтерскую документацию заказчика услуг по ведению бухгалтерского учета, поскольку заказчик не оплатил задолженность за ранее оказанные услуги.

Однако суд пришел к выводу, что ответчиком не доказан факт возникновения денежного обязательства заказчика услуг.

Так, судом установлено, что на основании заключенного договора на оказание услуг по ведению бухгалтерского учета предприятия, ответчику были переданы бухгалтерские документы первичного учета. В результате расторжения договора по соглашению сторон исполнитель услуг не исполняет обязанность по возврату документации, необходимой истцу для дальнейшего ведения бухгалтерского учета.

При этом акты об оказании услуг заказчиком не подписаны, задолженность им не признается, фактическое оказание услуг по ведению бухгалтерского учета за декабрь 2007 г. и январь 2008 г. заказчиком оспаривается.

Таким образом, исполнитель услуг не представил доказательств возникновения денежного обязательства и наступления срока его исполнения со стороны заказчика.

В связи с этим суд указал, что правовые основания для использования обществом (исполнителем услуг) бухгалтерской отчетности, принадлежащей другому предприятию (заказчику услуг), отсутствуют.

Суд также отметил, что общество-исполнитель услуг не предъявляло требований о взыскании денежных средств за оказанные услуги, поэтому его доводы относительно того, что суд не указал на обязанность заказчика услуг оплатить стоимость работ, противоречат действующему процессуальному законодательству.

Вместе с тем, указанные обстоятельства не исключают право ответчика предъявить самостоятельный иск о взыскании задолженности по актам, не подписанным заказчиком услуг, в рамках рассмотрения которого будет дана правовая оценка правомерности уклонения заказчика услуг от подписания актов, фактического оказания услуг и размера задолженности.

Учитывая вышеизложенное, суд кассационной инстанции в удовлетворении кассационной жалобы ответчика (исполнителя услуг) отказал.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 31 марта 2009 г. N А12-7179/08)

Какие сведения нужно указать в акте приемки услуг?

При рассмотрении дела об оплате услуг по сопровождению антикризисного управления суд обратил внимание на следующее.

Согласно ст. 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. Таким образом, в акте приемки услуг достаточно указать на совершение исполнителем определенных действий или осуществление определенной деятельности. Отсутствие расшифровки этой деятельности (действий) не противоречит существу отношений по возмездному оказанию услуг.

В отличие от отношений по подряду, из существа которых вытекает необходимость изложения в актах приемки выполненных работ детального перечня этих работ, предъявление таких же требований к актам, удостоверяющим предоставление услуг, не основано на законе.

Суд признал достаточным указание в акте приемки услуг на то, что выполнены услуги по сопровождению антикризисного управления, и обязал заказчика оплатить их.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22 марта 2010 г. по делу N А18-1412/2005)

Какая информация должна содержаться в акте приемки-сдачи выполненных услуг?

Исполнитель обратился в суд с иском к заказчику о взыскании задолженности по договору возмездного оказания услуг.

Направляя дело на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции обратил внимание на следующее.

В соответствии со ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующие в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается. В данном случае бремя доказывания факта оказания услуг лежит на исполнителе.

Факт оказания заказчику услуг подтверждается актами. В соответствии с Законом о бухгалтерском учете акты приемки-сдачи выполненных услуг должны содержать все необходимые реквизиты, позволяющие определить содержание обязательства: наименование документа, дату составления, наименование организации, от имени которой составлен документ, содержание хозяйственной операции, указание фамилии, имени, отчества лиц, подписавших документы, личные подписи. Унифицированная форма акта приемки-сдачи выполненных услуг действующим законодательством не установлена, следовательно, акт может быть составлен в произвольной форме. При этом он должен содерать все реквизиты, предусмотренные Законом о бухгалтерском учете.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 14 апреля 2010 г. N Ф09-2396/10-С3)

Нельзя обязать исполнить договор оказания услуг, если срок, в течение которого должны быть оказаны услуги, не согласован

Общество (заказчик) обратилось в суд с иском об обязании ответчика исполнить договор возмездного оказания услуг, а именно: провести обучение работников истца.

Суд признал иск неправомерным и не подлежащим удовлетворению, указав на следующее.

В договоре возмездного оказания услуг стороны не согласовали конкретный срок, в течение которого должны быть оказаны услуги. Таким образом, исковые требования по сути направлены на исполнение обязательства в неопределенном будущем.

В ст. 12 ГК РФ перечислены способы защиты гражданских права. Данный перечень не является исчерпывающим, однако использование других способов защиты права допускается только при наличии прямого указания закона. Ни ст. 12 ГК РФ, ни другими законами не предусмотрен такой способ защиты права как присуждение к исполнению обязанности, которая возникнет в будущем.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 28 июля 2010 г. по делу N А45-25099/2009)

Если заказчик не платит, исполнитель вправе удержать его имущество

Признав правомерными действия исполнителя по удержанию принадлежащего заказчику имущества, суд исходил из того, что услуги оказаны, однако не оплачены.

Ссылка заказчика на то, что он не мог перечислить денежные средства, поскольку исполнитель отказался их принять, а его банковские реквизиты ему не известны, не может быть принята во внимание, поскольку заказчик не лишен возможности исполнить обязательство внесением долга в депозит нотариуса.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 29 декабря 2011 г. N Ф01-5378/11 по делу N А28-2520/2011)

В каких случаях неоказанные услуги придется оплатить?

Компания-заказчик потребовала взыскать с исполнителя (Минобороны России) неосновательное обогащение (в т. ч. сумму аванса, полученного за услуги).

Как указал истец, ответчик был обязан оказать услуги с использованием судов (морских и рейдовых буксиров, катеров, плавучих кранов).

Между тем из-за того, что предоставленное ответчиком судно не соответствовало установленным требованиям, оно было удалено из порта. В результате услуги не оказаны.

Суды трех инстанций сочли требования обоснованными лишь в части заявленной суммы. При этом они исходили из того, что вины ответчика в неоказании услуг нет.

Президиум ВАС РФ отправил дело на новое рассмотрение и указал следующее.

В силу ГК РФ заказчик обязан оплатить в полном объеме услуги, которые не были ему оказаны из-за невозможности исполнения по его вине.

Если невозможность исполнения возникла по обстоятельствам, за которые ни одна из сторон не отвечает, заказчик возмещает исполнителю фактически понесенные расходы.

Все иные случаи удержания исполнителем с заказчика каких-либо денег не имеют правовых оснований и являются неосновательным обогащением первого.

В данном деле услуги исполнителем не оказывались.

Следовательно, заказчик был обязан оплатить услуги только в случае, если невозможность исполнения обязательств возникла по его вине.

Между тем виновным в невозможности исполнения договора в данном случае являлся исполнитель — Минобороны России. Данный орган власти не мог не знать о существовании тех правил, за несоблюдение которых судно было удалено из порта.

(Источник: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 февраля 2012 г. N 12499/11)

4. Односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг

4.1. Уплата неустойки в связи с отказом от исполнения договора

Неустойка за отказ от договора об оказании услуг — ничтожное условие сделки

Адвокатское бюро обратилось в суд с целью взыскать с организации штраф.

Он предусматривался договором об оказании юруслуг.

Ответчик в свою очередь предъявил встречный иск, потребовав признать ничтожным условие сделки, касающееся указанной неустойки.

Президиум ВАС РФ согласился с позицией организации и пояснил следующее.

Договор между сторонами предусматривал случаи, при которых организация-заказчик обязана заплатить названный штраф. Таковыми признавались расторжение ею этого соглашения или совершение действий (бездействия), которые делают невозможным оказание услуг бюро-исполнителем.

По мнению истца, со стороны организации имело место названное бездействие. Она не передала бюро документы, необходимые для оказания услуг (для подачи иска от ее имени).

Нижестоящие суды сочли, что такое договорное условие о штрафе не противоречит закону.

Между тем, как указал Президиум, право сторон (как исполнителя, так и заказчика) на односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг императивно установлено ГК РФ. Оно не может быть ограничено соглашением сторон. При этом отказ заказчика от исполнения договора возможен в любое время: как до начала исполнения услуги, так и в процессе ее оказания.

Договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), которые действуют в момент его заключения.

С учетом этого положение соглашения, предусматривающее указанную неустойку и ограничивающее право заказчика расторгнуть договор, является ничтожным.

(Источник: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 7 сентября 2010 г. N 2715/10)

Уплата неустойки в случае одностороннего отказа от исполнения договора оказания услуг

Договором предусматривалось, что в случае непредъявления компанией заявки на перевозку грузов она уплачивает обществу за каждую не перевезенную тонну неустойку.

Рассматривая спор о законности уплаты неустойки при одностороннем отказе от исполнения договора, суд первой инстанции обратил внимание на п. 1 ст. 782 ГК РФ. Согласно данному положению заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. Таким образом, содержащееся в заключенном сторонами договоре условие о неустойке, по мнению суда, ограничивает право компании на односторонний отказ от исполнения договора, предоставленное ему законом.

Суд кассационной инстанции признал эти выводы неверными.

Заключая договор, компания согласилась с условием договора, предусматривающим неустойку за неисполнение заявки. Данное условие не противоречит закону.

Вывод суда первой инстанции о том, что по договору возмездного оказания услуг неустойка может быть применена при несвоевременной оплате фактически оказанных услуг, однако у общества требований по оплате таких услуг не возникло, не соответствует закону. ГК РФ не предусматривает запрета на обеспечение неустойкой неисполнения неденежного обязательства по договору возмездного оказания услуг.

Довод о том, что условие о неустойке ограничивает право заказчика на односторонний отказ от исполнения договора о возмездном оказании услуг, также не основан на законе. Общество взыскивает неустойку за неисполнение компанией обязательств по договору в период его действия, а не в связи с его расторжением.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 28 декабря 2009 г. по делу N А63-2335/2009)

Оказание услуг: неустойка за нарушение заказчиком срока предупреждения о расторжении договора незаконна

Исполнитель обратился в суд, потребовав взыскать неустойку с заказчика, предусмотренную договором на оказание услуг.

Данная неустойка предусматривалась в случае одностороннего расторжения договора заказчиком без предварительного предупреждения об этом исполнителя (за несоблюдение установленного договором срока предупреждения о расторжении договора).

Суд округа не согласился с судами, удовлетворившими требование, и пояснил следующее.

ГК РФ предусмотрено право заказчика отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных расходов. Из смысла указанной нормы следует, что отказ заказчика от исполнения договора возможен в любое время как до начала исполнения услуги, так и в процессе оказания услуги. Поскольку право заказчика на односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг императивно установлено ГК РФ, оно не может быть ограничено соглашением сторон. В связи с этим неустойка, ограничивающая право заказчика на расторжение договора, взысканию не подлежит.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 23 апреля 2009 г. N А58-2940/08-Ф02-1541/2009)

4.2. Возврат аванса

Возмездное оказание услуг: при одностороннем отказе заказчика аванс можно не возвращать, если это закреплено в договоре

Заказчик и исполнитель заключили договор возмездного оказания услуг, по условиям которого при досрочном расторжении договора заказчиком или прекращении его действия вследствие истечения его срока авансы возврату не подлежали.

Заказчик потребовал вернуть аванс как неосновательное обогащение, сославшись на то, что услугами исполнителя так и не воспользовался. Однако суд счел данные требования неправомерными.

ГК РФ не запрещает предоплату и не запрещает оставлять ее у исполнителя, если заказчик досрочно расторг договор или срок его действия истек. Это условие не направлено на дарение — на заказчика возлагаются производственный риск и последствия неиспользования услуг исполнителя, которые тот был готов оказать.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 23 декабря 2009 г. N А63-5816/2009)

Взыскивая неосновательное обогащение, не обязательно выяснять правовую природу заключенного договора

Заказчик обратился в суд с иском о взыскании аванса, оставшегося в распоряжении исполнителя после расторжения договора.

При рассмотрении дела возник вопрос о правовой природе договора: является ли он договором подряда или договором возмездного оказания услуг.

Суд требования истца удовлетворил, подчеркнув следующее.

Поскольку договор прекратил свое действие, у ответчика отсутствуют основания для удержания аванса. Правильность же определения правовой природы спорной сделки при решении вопроса о взыскании аванса как неосновательного обогащения не имеет значения.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 6 октября 2010 г. N КГ-А40/11885-10 по делу N А40-133926/09-102-1001)

4.3. Оплата исполнителю понесенных им расходов, выплата компенсации

Когда зрителю должны возместить стоимость билета в кино?

В абз. 5 п. 24 Правил по киновидеообслуживанию населения определено, в каких случаях зритель имеет право на возмещение стоимости билета. Такое право предоставляется при отмене просмотра, замене фильма или некачественной демонстрации по вине киновидеозрелищного предприятия, при непредоставлении информации о возрастных ограничениях и отказе зрителя в этом случае от просмотра.

Указанная норма оспаривалась на том основании, что она противоречит Закону о защите прав потребителей, поскольку не предусматривает возврат стоимости билета в любое время до оказания услуг.

Верховный Суд РФ не нашел оснований для признания нормы недействующей.

В силу ст. 32 названного закона потребитель вправе отказаться от исполнения договора оказания услуг в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по договору. Аналогичное право предоставляет и п. 1 ст 782 ГК РФ.

Из приведенных положений следует, что они применяются в случаях, когда отказ потребителя (заказчика) не связан с нарушением исполнителем обязательств по договору.

Между тем оспоренная норма не регулирует отношения, связанные с отказом потребителя от исполнения договора. Она распространяется только на случаи неисполнения либо ненадлежащего исполнения договора киновидеозрелищным предприятием.

(Источник: Решение Верховного Суда РФ от 16 апреля 2009 г. N ГКПИ09-339)

Прекращение обязательств: разъяснения ВАС

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ обобщил практику применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса о некоторых основаниях прекращения обязательств.

Судам рекомендовано иметь в виду, что односторонний отказ заказчика от исполнения договора возмездного оказания услуг не прекращает обязательства заказчика оплатить исполнителю необходимые расходы, которые он понес в счет еще не оказанных до момента одностороннего отказа заказчика от исполнения договора услуг.

(Источник: Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 декабря 2005 г. N 104)

В случае отказа заказчика от исполнения договора необходимо возместить исполнителю фактически понесенные расходы

По условиям договора возмездного оказания услуг исполнитель оказывал заказчику рекламные услуги по размещению и обслуживанию рекламной установки на крыше здания.

В связи с односторонним отказом заказчика от исполнения договора возник спор о размере убытков, подлежащих возмещению исполнителю.

Суд пришел к выводу, что по смыслу ст. 782 ГК РФ заказчик при отказе от договора обязан возместить исполнителю убытки только в размере фактических расходов, которые последний понес до момента отказа. Понесенные исполнителем расходы должны быть обусловлены его действиями по исполнению договора возмездного оказания услуг. В то же время при рассмотрении дела в суде первой инстанции не было выяснено, кто являлся собственником рекламной конструкции, на ком лежала обязанность по ее содержанию, в том числе по демонтажу и утилизации. Не было учтено, что договор возмездного оказания услуг не предусматривал обязательств сторон по демонтажу и утилизации рекламной установки.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 21 января 2010 г. N КГ-А40/14989-09 по делу N А40-62561/09-62-451)

При отказе контрагента от договора сумму зарплаты своим работникам с него не взыскать

Предприятие-исполнитель обратилось в суд с требованием о взыскании с организации-заказчика убытков, возникших в связи с односторонним отказом ответчика от исполнения договора. В обоснование иска предприятие указало, что в связи с отказом ответчика от исполнения договора предприятие понесло убытки, выразившиеся в выплате своим работникам заработной платы.

Федеральный арбитражный суд округа согласился с выводами нижестоящего суда об отсутствии оснований для взыскания с ответчика указанной суммы.

Как пояснил окружной суд, право заказчика на односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг предусмотрено ч. 1 ст. 782 ГК РФ. Данный отказ допускается при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. В рассматриваемом случае в связи с досрочным расторжением договора предприятие потребовало от организации возместить расходы в размере суммы, выплаченной в соответствии с трудовым законодательством своим работникам.

Указанная норма ГК РФ является императивной и устанавливает условия одностороннего отказа заказчика от исполнения договора возмездного оказания услуг. Нижестоящий суд обоснованно отказал в иске в части требования о взыскании убытков в сумме заработной платы, так как не признал требуемую предприятием сумму расходами (убытками), необходимыми для исполнения договора возмездного оказания услуг. Выплаты своим работникам заработной платы и иных предусмотренных трудовым законодательством денежных компенсаций является обязанностью работодателя и не могут быть признаны для работодателя (в данном случае — истца) убытками по смыслу общих положений ГК РФ о возмещении убытков.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 9 января 2008 г. N Ф08-8599/07)

Законно ли требовать плату за отключение радиоточки?

Рассматривая вопрос о правомерности взимания обществом платы с абонентов за отключение радиоточки, суд установил следующее.

В договорах, заключенных обществом с абонентами, было предусмотрено оказание платной услуги проводного радиовещания. Условие об оплате услуг по отключению радиоточки в договоре отсутствовало. Несмотря на это, общество навязывало своим абонентам оказание данных услуг за плату.

Но при одностороннем расторжении договора заказчик компенсирует исполнителю лишь фактически понесенные расходы. При этом исполнитель должен доказать, что расходы были понесены до отказа от договора и вызваны исполнением или подготовкой к его исполнению. Взимание платы за отключение радиоточки — это будущие расходы исполнителя (общества), которые возникают после одностороннего отказа абонента (заказчика) от услуг проводного радиовещания.

Суд также обратил внимание на неверное толкование обществом Правил оказания услуг связи проводного радиовещания.

Согласно этим Правилам абонент вправе расторгнуть в любое время в одностороннем порядке договор при условии оплаты фактически понесенных оператором связи расходов по оказанию этому абоненту услуг связи проводного радиовещания. То есть для расторжения такого договора не требуется согласие оператора. В связи с этим ссылка общества на необходимость получения согласия на расторжение договора или обращение в суд за расторжением договора в случае отсутствия согласия оператора не основана на нормах материального права.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 29 апреля 2010 г. по делу N А46-23676/2009)

В случае досрочного расторжения договора оказания услуг исполнитель вправе потребовать от заказчика уплаты компенсации

В связи с досрочным расторжением договора оказания охранных услуг по инициативе заказчика исполнитель потребовал от заказчика заплатить компенсацию: две суммы ежемесячной оплаты услуг.

Заказчик просил суд признать условие о выплате компенсации за досрочное расторжение договора ничтожным, так как оно противоречит п. 1 ст. 782 ГК РФ. Также отмечалось, что истец не доказал, что сумма заявленной компенсации соответствует фактически понесенным расходам.

Суд признал требования исполнителя обоснованными.

В силу п. 1 ст. 782 ГК РФ заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. Указание в договоре на дополнительное последствие расторжения договора по инициативе заказчика в виде уплаты исполнителю компенсации не противоречит ГК РФ. Причем спорное условие договора не лишало заказчика возможности отказаться от исполнения договора и оплатить расходы на основании п. 1 ст. 782 ГК РФ. Однако поскольку заказчик выразил волю на расторжение договора, ссылаясь на спорное условие договора, то он должен уплатить требуемую истцом сумму.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 19 августа 2010 г. N Ф09-6527/10-С3 по делу N А76-35907/2009-50-808/17)

Исполнитель не вправе требовать уплаты компенсации за досрочное расторжение договора оказания услуг по инициативе заказчика

Действующее законодательство не предусматривает выплаты компенсации исполнителю при досрочном расторжении договора заказчиком. Ст. 782 ГК РФ императивно закрепляет за заказчиком право отказа от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. Таким образом, законодателем закреплен принцип обязанности возмещения заказчиком исполнителю убытков в размере фактических расходов, понесенных последним до момента отказа от договора, а не компенсации.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 3 октября 2011 г. N Ф05-9366/11 по делу N А40-1773/2011)

Отказ заказчика от туруслуг: если турагент требует возместить расходы, он должен их подтвердить

Фирма-заказчик заключила с турагентом договор на туробслуживание и перечислила ему оплату.

После того, как исполнитель внес сумму оплаты туроператору, заказчик отказался от услуг.

Турагент вернул фирме лишь часть суммы, сославшись на то, что он заплатил неустойку туроператору (которая была предусмотрена договором, заключенным с ним, на случай подобного отказа).

Кроме того, договором на туробслуживание предусматривалось, что заказчик обязан при аннулировании тура компенсировать исполнителю все фактические расходы (включая штрафы, которые последний должен будет внести третьим лицам).

Фирма обратилась в суд.

Президиум ВАС РФ счел, что спорная сумма подлежит возврату фирме, и указал следующее.

В силу ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон.

Исключение — случаи, когда содержание условия предписано законом или иными правовыми актами.

Такие условия закреплены, в частности, для одностороннего отказа от исполнения договора возмездного оказания услуг.

Так, заказчик вправе отказаться от исполнения договора при условии, что он оплатит исполнителю фактически понесенные расходы.

При этом, исходя из ГК РФ, не подлежат взысканию заранее установленные суммы штрафов, если нет доказательств их фактической уплаты.

В данном деле по договору на туробслуживание при отказе заказчика он должен возместить исполнителю те фактические расходы, которые понесены им для исполнения данного соглашения.

Между тем турагент не представил каких-либо доказательств того, что он фактически заплатил штраф гостинице за отказ от бронирования, проживания в рамках комплексного тура.

Таким образом, фактические расходы исполнителя не подтверждены. Поэтому требование фирмы обоснованно.

(Источник: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 января 2012 г. N 11292/11)

4.4. Формы отказа от исполнения договора

Неисполнение договора по вине заказчика не освобождает последнего от оплаты услуг

Общество (организатор, истец) и страховая компания (заказчик, ответчик) заключили договор, предметом которого являлось оказание компании услуг по размещению ее логотипа в качестве партнера мероприятия в рекламных материалах и пресс-релизах выставки-конференции; размещению стенда компании в зале конференции; публичному выражению благодарности компании за оказанную поддержку; обеспечению выступления представителя компании; предоставлению возможности экспонирования компании партнера. Заказчик обязался оплатить услуги на условиях предоплаты.

Поскольку услуги оплачены не были, организатор обратился в суд.

Ответчик настаивал на том, что он в одностороннем порядке отказался от исполнения договора, о чем свидетельствует невнесение предоплаты в срок. Суд признал данный довод необоснованным, так как заключенный договор не предусматривал такую форму отказа от исполнения договора как невнесение заказчиком предварительной платы. Более того, ответчик приступил к исполнению договора: он направил по электронной почте истцу свой логотип, а также информацию рекламного характера. Таким образом, ответчик обязан был оплатить услуги, но не сделал этого. В свою очередь, организатор, не получив предоплаты, вправе приостановить исполнение, отказаться от него либо исполнить свое обязательство (ст. 328 ГК РФ). Организатор выбрал последнее и в силу этого приобрел право требовать оплаты услуг.

При этом невозможность оказания исполнителем таких услуг, как публичная благодарность за оказанную поддержку, обеспечение выступления представителя партнера, экспонирование партнера в рамках выставки возникла по вине заказчика, поскольку он не явился на выставку. Тем не менее, это не освобождает его от полной оплаты, поскольку если исполнение невозможно по вине заказчика, то услуги оплачиваются в полном объеме.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 14 декабря 2009 г. N А53-5770/2009)

Договор считается расторгнутым с момента получения письма об утрате интереса к исполнению договора, а не с момента подписания соглашения о расторжении договора

Между заказчиком и исполнителем возник спор о правовой природе договора об оказании услуг, связанных с согласованием проекта реконструкции объекта недвижимости, и дате, с которой следует считать договор расторгнутым.

По мнению исполнителя, договор следует считать расторгнутым не на основании письма, в котором заказчик заявил об утрате интереса к исполнению договора, потребовал возвратить аванс и подписать соглашение о расторжении договора, а на основании соглашения о расторжении договора.

Суд указал на следующее.

Договор по своей природе является договором возмездного оказания услуг.

Право заказчика на односторонний отказ от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг закреплено в п. 1 ст. 782 ГК РФ. Единственным условием такого отказа является оплата заказчиком фактически понесенных исполнителем расходов, связанных с исполнением заключенного сторонами договора.

Из смысла нормы п. 1 ст. 782 ГК РФ следует, что отказ заказчика от исполнения договора возможен в любое время: как до начала оказания услуги, так и в процессе ее оказания. Названная норма не предусматривает ограничений данного права заказчика, в том числе в виде заблаговременного извещения исполнителя о намерении прекратить договорные отношения или путем согласования сторонами особого порядка расторжения договора. Установление сторонами в договоре любых ограничений права заказчика на односторонний отказ от исполнения договора в любое время, предоставленное ему законом, является ничтожным на основании ст. 168 ГК РФ как противоречащий нормам п. 1 ст. 782 ГК РФ.

Таким образом, договор считается расторгнутым с момента получения исполнителем письма об утрате интереса к исполнению договора.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 30 августа 2011 г. N Ф07-7565/11 по делу N А56-4746/2010)

5. Форма договора (устная, письменная)

Нет договора — нет и задолженности

Суд федерального округа оставил без изменения постановление апелляционной инстанции, которая, отменяя решение суда первой инстанции, признала, что отсутствуют основания для взыскания задолженности за оказанные рекламно-информационные услуги в печатном издании.

Отмечено, что в нарушение п. 1 ст. 161 ГК РФ договор в виде единого текста документа заключен не был, что не оспаривается сторонами сделки. Правовое последствие такого нарушения установлено в п. 1 ст. 162 ГК РФ, в соответствии с которым несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. В обоснование заявленных требований исполнитель представил счет на частичную оплату заказчиком оказанных услуг, где отсутствуют сведения о перечне услуг, сроке их оказания. Вместе с тем, поскольку счет является односторонним финансовым документом, он не может свидетельствовать о согласовании содержащихся в нем данных с другой стороной. Так как отсутствуют другие доказательства существования договорных отношений между сторонами спора, следовательно, отсутствуют и основания для взыскания задолженности.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 14 августа 2006 г. N А82-10817/2005-11)

Отказ от исполнения договора — это сделка: какая должна быть форма?

Суд федерального округа не согласился с позицией нижестоящих инстанций, которые отказали в удовлетворении требования исполнителя по договору на оказание услуг по перемещению грузов гусеничным краном о взыскании денежных средств за простой крана. При этом суды исходили из того, что истец, убрав кран со строительной площадки заказчика (ответчика), фактически отказался от исполнения договора, и перемещение крана со строительной площадки не дает оснований считать, что после вывоза крана простой произошел по вине заказчика.

Кассационная инстанция указала, что заключенная сторонами сделка является договором возмездного оказания услуг. В соответствии с п. 2 ст. 782 ГК РФ исполнителю предоставлено право на односторонний отказ от исполнения обязательства. Однако поскольку отказ от исполнения договора является действием, которое прекращает обязательство, следовательно, отказ от исполнения договора является сделкой, которая в соответствии с правилами п.п. 1 п. 1 ст. 161 ГК РФ должна быть заключена в простой письменной форме. Вместе с тем в деле нет доказательств, подтверждающих, что исполнитель по договору совершил одностороннюю сделку в письменной форме по прекращению обязательства. Поэтому у судов отсутствовали правовые основания для вывода о том, что исполнитель отказался от исполнения договора.

Дело передано на новое рассмотрение.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 13 марта 2007 г. N Ф04-794/2007(31773-А45-16))

Несоблюдение письменной формы договора об оказании услуг не влечет его недействительность

Заказчик рекламных услуг обратился в суд с требованием о взыскании с исполнителя предоплаты за услуги. При этом истец сослался на то, что услуги ему не оказывались, а договор между сторонами не подписывался.

Федеральный арбитражный суд округа поддержал позицию судов, отказавших в удовлетворении требования, и указал следующее.

В силу ГК РФ сделки совершаются устно или в письменной форме. При этом несоблюдение письменной формы сделки не влечет ее ничтожность, в силу специального указания ст. 162 ГК РФ. Согласно указанной норме, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность в случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон. Между тем гражданское законодательство не содержит прямого указания на то, что несоблюдение письменной формы договора возмездного оказания услуг влечет его недействительность. Таким образом, наличие договорных отношений сторон может подтверждаться иными письменными доказательствами. В рассматриваемом случае таким письменным доказательством явилось вступившее в законную силу решение суда по другому делу, подтверждающее факт оказания услуг.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 3 сентября 2008 г. N Ф08-5215/2008)

Дизайн сайта и техническое задание как доказательства заключения договора на создание сайта

В связи с тем, что сторонами не была соблюдена письменная форма договора на создание сайта, возник спор относительно того, можно ли его считать заключенным.

Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. Суд признал в качестве письменных доказательств документ, поименованный как дизайн сайта, а также согласованное с заказчиком задание на разработку упомянутого сайта.

Разрешая вопрос о том, можно ли считать согласованными существенные условия договора возмездного оказания услуг, суд руководствовался содержанием гл. 39 ГК РФ. Существенным условием такого договора является его предмет — действия или деятельность, которые заказчик обязан совершить в интересах исполнителя. В данном случае предмет договора на разработку сайта исчерпывающим образом был, по мнению суда, определен такими письменными документами, как дизайн сайта и техническое задание. При этом цена сделки и сроки оказания услуг не относятся к числу существенных условий. В случае их отсутствия в тексте договора эти условия определяются диспозитивными нормами права — ст. 314 и ст. 424 ГК РФ.

Таким образом, по мнению суда, договор возмездного оказания услуг по созданию сайта следует признать заключенным

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 31 декабря 2009 г. N КГ-А40/13828-09 по делу N А40-25561/09-62-228)

6. Оплата услуг (общие положения)

6.1. Подписание акта оказания услуг и других документов как условие оплаты услуг

Нельзя требовать оплаты, если заказчик не подписал акт об оказании услуг

Исполнитель потребовал от заказчика погасить перед ним задолженность за оказанные услуги.

Суд в иске отказал, поскольку истец не представил документы, которые бы объективно свидетельствовали об оказании услуг. Кроме того, в материалах отсутствуют доказательства направления данных документов в адрес ответчика.

В кассационной жалобе исполнитель наставил на том, что ответчик уклонился от подписания акта об оказании услуг, и кроме того, условиями договора не предусмотрено обязательное подписание ответчиком (заказчиком) данного акта.

Суд кассационной инстанции разъяснил: вывод, что услуги подлежат оплате при отсутствии подписи заказчика на документах, доказывающих факт оказания и принятия услуг, противоречит положениям главы 39 ГК РФ (Возмездное оказание услуг).

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 2 марта 2010 г. N КГ-А41/14892-09)

Акт об оказании услуг подписан — срок оплаты наступил, если иное не указано в договоре

Исполнитель предъявил в суд иск об оплате услуг. Заказчик указывал на то, что обязательства по оплате оказанных услуг не наступили.

Суд установил, что соглашение об оказании услуг не позволяет определить срок исполнения обязательства по их оплате. В соответствии с п. 2 ст. 314 ГК РФ в случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства.

С учетом того, что стороны не согласовали срок исполнения обязательства заказчика по оплате услуг, принимая во внимание факт подписания сторонами акта об оказании услуг и направление исполнителем претензии об оплате задолженности, суд признал срок исполнения указанного обязательства исполнителем наступившим.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 1 июня 2010 г. N Ф07-3991/2010)

Услуги можно оплачивать на основании товарной накладной

Исполнитель обратился в суд с иском о взыскании оплаты за оказанные услуги.

Суд требования истца удовлетворил. Судебный акт был мотивированы тем, что стороны подписали товарную накладную, которая содержит наименование оказанных услуг, количество и стоимость услуг. То есть в документе есть все существенные условия, необходимые для признания договора возмездного оказания услуг заключенным. Подписание заказчиком без замечаний такой товарной накладной является достаточным основанием для признания факта оказания услуг и их оплаты.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 27 июля 2010 г. по делу N А32-44893/2009)

Можно ли требовать оплаты услуг, ссылаясь на неподписанный акт оказания услуг?

Удовлетворяя требование охранного агентства об оплате услуг, суд, в частности, руководствовался актом оказания услуг за октябрь, который не был подписан обеими сторонами. Суд учел, что в материалах дела имеется также неподписанный заказчиком акт за сентябрь при отсутствии у него возражений по оказанию услуг в сентябре и необходимости их оплаты, как не имеется и подписанных сторонами актов за предшествующий период, также не являющийся спорным.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 4 октября 2011 г. N Ф09-6136/11 по делу N А50-27212/2010)

Если оказание услуг предполагает, что исполнитель гарантирует конкретный результат действий…

Исполнитель обратился в суд с целью взыскать с заказчика долг по оплате оказанных услуг.

Как указал истец, он в полном объеме оказал услуги по договору, заключенному с ответчиком. Однако последний перечислил ему лишь аванс.

Президиум ВАС РФ счел требование необоснованным и пояснил следующее.

Между истцом и ответчиком был заключен договор на оказание консультационных услуг по страхованию.

При этом исходя из договоренности сторон оказание таких услуг было направлено на достижение конкретной цели — урегулирование страхового случая и выплата страховой компанией возмещения.

По смыслу норм ГК РФ предметом договора возмездного оказания услуг является совершение действий или осуществление определенной деятельности.

Исходя из ранее сформулированных разъяснений Президиума ВАС, стороны вправе определять условия договора по своему усмотрению.

Так, обязанности исполнителя по договору возмездного оказания услуг могут включать в себя не только совершение определенных действий (деятельности), но и представление заказчику их результата (письменных консультаций и разъяснений; проектов договоров, заявлений, жалоб и других документов).

Как подчеркнул Президиум, эти обязанности «предполагают различную степень прилежания при исполнении обязательства. Если в первом случае исполнитель гарантирует приложение максимальных усилий, то во втором — достижение определенного результата».

В данном деле заключенный договор в качестве предмета предусматривал помимо действий фактического и юридического характера (представление и защита интересов заказчика, консультирование и т. д.) и результаты.

В частности, предполагались формирование и передача страховщику документов, составление и подготовка актов, протоколов для установления и урегулирования разногласий с ним; подготовка всех необходимых материалов для вероятной судебной тяжбы.

Между тем исполнитель не доказал, что итог — выплата возмещения заказчику — стал результатом именно действий истца.

(Источник: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 января 2012 г. N 11563/11)

Договор возмездного оказания услуг: когда у заказчика возникает обязательство по оплате?

Заявитель (исполнитель) предъявил иск к ответчику (заказчику) о взыскании задолженности по договору возмездного оказания услуг.

Суды удовлетворили иск.

Окружной суд не нашел оснований для отмены или изменения принятых судебных актов по следующим причинам.

В соответствии с ГК РФ заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг.

Согласно условиям договора окончательная оплата услуг производится заказчиком после предоставления исполнителем отчета на основании акта выполненных работ, счета на оплату и счета-фактуры.

Довод ответчика о возникновении у него обязательства по оплате оказанных истцом услуг только после выставления счета противоречит ГК РФ и условиям договора.

Согласно условиям договора оплата заказчиком услуг включает аванс и собственно оплату услуг по договору.

Согласно ГК РФ обязательство по оплате услуг по договору возникает с даты приемки заказчиком оказанных исполнителем услуг.

Таким образом, выставление счета на оплату не является обстоятельством, с которым закон или договор о возмездном оказании услуг связывают возникновение обязательства заказчика по оплате услуг.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 20 декабря 2012 г. N Ф05-14578/12 по делу N А40-10258/2012)

Невыставление исполнителем счета на оплату не освобождает заказчика от обязательства оплатить оказанные услуги

Общество обратилось в суд с иском к ответчику о взыскании задолженности по договору оказания рекламных услуг.

Отказывая в удовлетворении иска, суд указал на непредставление истцом доказательств выставления им ответчику счетов за оказанные услуги для их оплаты.

Окружной суд не согласился с нижестоящей инстанцией по следующим основаниям.

Вывод суда о нарушении истцом условий договора и ненаправлении ответчику счетов на оплату сделан с нарушением требований законодательства.

Обязанность по оплате услуг возникает в силу их оказания исполнителем, что следует из императивно закрепленных норм ГК РФ.

Несоблюдение исполнителем условий договора о выставлении счета может быть учтено при разрешении вопроса об имущественной ответственности ответчика при исполнении договора, но не является основанием для отказа во взыскании стоимости фактически оказанных услуг.

Таким образом, выставление или невыставление истцом счета на оплату не освобождает ответчика от обязательства оплатить оказанные истцом услуги.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 6 февраля 2013 г. N Ф05-15793/12 по делу N А40-49151/2012)

6.2. Оплата услуг по недействительному (незаключенному) договору

Стоит ли оплачивать услуги, если договор подписан лицом, решение о назначении которого признано недействительным?

Исполнитель обратился в суд с требованием взыскать с заказчика задолженность за оказанные услуги. Отказываясь оплатить услуги, заказчик указывал на то, что на момент заключения договора возмездного оказания услуг он находился в процессе добровольной ликвидации, договор подписывался председателем ликвидационной комиссии, однако позже решение о ликвидации было признано недействительным. Следовательно, оснований для оплаты услуг, оказанных по недействительному договору, у заказчика нет.

Суды признали позицию заказчика необоснованной, руководствуясь следующим.

Факт оказания услуг подтвержден документально. Тот факт, что договор был подписан председателем ликвидационной комиссии до вступления в силу решения суда общей юрисдикции, которым было признано недействительным решение о ликвидации и назначении ликвидатора, не исключает действительности договора. Схожая правовая позиция по аналогичной ситуации сформулирована Президиумом ВАС РФ в постановлении от 24.07.2007 N 3259/07.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 26 февраля 2010 г. по делу N А57-24541/2008)

Нужно ли оплачивать услуги, если договор возмездного оказания услуг признан недействительным?

В суде рассматривался иск о взыскании долга по договору оказания услуг, признанного недействительным.

К договору возмездного оказания услуг применяются общие положения о подряде применяются, если это не противоречит специальным статьям о возмездном оказании услуг, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг. Таким образом, при рассмотрении данного дела можно руководствоваться положениями Информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.01.2000 N 51 «Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда». В п. 2 письма сказано, что признание договора подряда недействительной сделкой не является безусловным основанием для отказа от оплаты работ.

Поскольку возврат оказанных услуг и использованных при их исполнении материалов невозможен, подписание акта оказанных услуг, частичная оплата заказчиком оказанных услуг свидетельствует о потребительской ценности для него этих услуг, которыми он фактически воспользовался, требование исполнителя об оплате услуг должно быть удовлетворено.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 24 декабря 2009 г. по делу N А12-3778/2008)

6.3. Оплата некачественных услуг

Надо заплатить, даже если услуги оказаны некачественно

Суд удовлетворил требование исполнителя о взыскании задолженности по договору оказания услуг.

При этом суд подчеркнул, что, если, по мнению заказчика, исполнитель ненадлежащим образом оказал услуги, заказчик вправе по своему выбору потребовать либо безвозмездного устранения недостатков в разумный срок, либо соразмерного уменьшения установленной за работу цены, либо возмещения своих расходов на устранение недостатков.

Однако это не освобождает заказчика от обязательств по оплате оказанных услуг. Встречные требования об уменьшении цены договора либо иные из перечисленных заказчиком не заявлялись.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 16 мая 2012 г. N Ф10-1372/12 по делу N А64-8690/2011)

6.4. Порядок определения стоимости услуг

Закон не запрещает определять стоимость услуг по договору с учетом изменения МРОТ

По материалам дела стороны в договоре о возмездном оказании услуг предусмотрели порядок определения стоимости услуг с учетом изменения МРОТ.

Федеральный арбитражный суд округа признал ошибочными выводы суда нижестоящей инстанции о том, что исполнитель не вправе требовать взыскания задолженности по оплате услуг c учетом изменений МРОТ, поскольку, исходя из ФЗ «О минимальном размере оплаты труда», данный минимальный размер оплаты труда не распространяется на исчисление платежей по гражданско-правовым обязательствам.

Как указал суд кассационной инстанции, в соответствии со ст. 781 ГК РФ заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг. Из смысла указанной нормы не вытекает обязанности сторон применять МРОТ в качестве базового показателя, с ростом которого пропорционально увеличиваются соответствующие платежи.

Между тем, согласно ст. 421 ГК РФ, стороны свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами. Таким образом, стороны, при заключении данного вида договора, были свободны в выборе условий, касающихся срока и порядка оплаты оказанных услуг.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 13 ноября 2007 г. N Ф03-А73/07-1/4279)

6.5. Оплата услуг в пользу правопреемника исполнителя

Правопреемство в части получения платы с заказчика за оказанные услуги невозможно?

Компания, образованная в результате реорганизации организации-исполнителя по договору возмездного оказания услуг, обратилась в суд с требованиями, в т.ч. о взыскании с заказчика платы за услуги, оказанные реорганизованной организацией.

В обоснование требований истец сослался на то, что по разделительному балансу ему был передан весь комплекс прав и обязанностей, вытекающих из исполнения длящегося договора об оказании услуг.

Федеральный арбитражный суд округа согласился с выводами одной из судебных инстанций о том, что правопреемство по договору возмездного оказания услуг в рассматриваемом случае не могло иметь места, поскольку в соответствии со ст. 780 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором возмездного оказания услуг, исполнитель обязан оказать услуги лично. В рассматриваемом случае договор таких условий не предусматривал. Следовательно, основания для удовлетворения требований в этой части отсутствуют.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 4 июля 2008 г. N А12-9847/07-С32)

6.6. Невозможность оказания услуг — оплата расходов

Заказчик должен оплатить расходы исполнителя, даже если услуги были оказаны не в полном объеме

Заказчик предъявил иск к исполнителю о взыскании убытков, понесенных в связи с неисполнением ответчиком своих обязательств по оказанию услуг.

Суд иск удовлетворил. Было установлено, что исполнитель обязался оказать услуги по возврату задолженности одного из контрагентов истца, включая юридическое сопровождение сделок и представительство, проведение переговоров с контрагентами. Во исполнение договорных обязательств заказчик перечислил исполнителю аванс. Однако ответчик исполнил обязательства не в полном объеме в связи с затруднениями в поиске имущества должника.

По мнению суда, в данном случае подлежит применению п. 3 ст. 781 ГК РФ, согласно которому в случае, когда невозможность исполнения возникла по обстоятельствам, за которые ни одна из сторон не отвечает, заказчик возмещает исполнителю фактически понесенные им расходы.

Таким образом, с исполнителя подлежит взысканию разница между суммой перечисленного заказчиком аванса и стоимостью подтвержденных и обоснованных фактических затрат исполнителя на оказание услуг.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 29 июля 2010 г. N КГ-А40/6673-10)

6.7. Доказательства оплаты услуг

Если платежное поручение неправильно оформлено, оплата «не считается»

Признав обоснованным требование исполнителя о взыскании с заказчика задолженности по договору оказания услуг, суд обратил внимание на следующее.

В платежном поручении, которое заказчик представил в суд в качестве доказательства оплаты услуг, неверно указан код причины постановки на учет (КПП) плательщика и получателя платежа. В силу специфики отношений в сфере безналичных расчетов, правильность оформления платежных документов во исполнение обязательств по оплате оказанных услуг лежит на заказчике (плательщике). Только он может уточнить назначение платежа и дать указание органу казначейства о перечислении денежных средств нужному получателю путем оформления соответствующего уведомления. Исполнитель неоднократно обращался к заказчику с требованием погасить имеющуюся задолженность. Соответственно, последний был осведомлен о непоступлении платежа за оказанные услуги, однако не предпринял никаких мер по выяснению причин такого непоступления.

Таким образом, платежное поручение не может быть принято в качестве доказательства оплаты услуг. Других документов, подтверждающих факт оплаты, в суд представлено не было.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 24 июня 2010 г. N Ф09-4076/10-С3)

7. Образовательные услуги

Невыдача клиенту чека ККМ или бланка строгой отчетности при получении от него денег за обучение влечет административную ответственность

Статьей 14.5 КоАП РФ установлена ответственность за неприменение организацией ККМ при наличных расчетах за товары (работы, услуги).

Налоговый орган считает, что общество правомерно привлечено к ответственности, т.к. работник общества не выдал клиенту чек ККМ либо бланк строгой отчетности при получении оплаты за обучение.

Суд, проанализировав материалы дела, указал, что в действиях общества содержится состав вменяемого правонарушения.

Статья 5 Федерального закона от 22.05.2003 N 54-ФЗ «О применении ККТ при осуществлении наличных денежных расчетов или расчетов с использованием платежных карт» обязывает организации, применяющие ККТ, выдавать при осуществлении наличных денежных расчетов отпечатанные ККТ кассовые чеки или бланки строгой отчетности.

В соответствии со ст. 781 ГК РФ оплата услуг осуществляется на условиях, определенных договором. Т.е. оплата может осуществляться как предварительно, так и после фактического оказания услуг.

Суд установил, что работник общества принял у клиента деньги и, выдав ему направление, в котором указано о прохождении им обучения по соответствующей программе, поставил штамп «оплачено».

Указанные обстоятельства, по мнению суда, свидетельствуют о заключении договора с клиентом от имени общества на оказание возмездных услуг, при этом бланк строго отчетности клиенту не был выдан.

Факт невыдачи клиенту бланка строгой отчетности не отрицается и самим обществом.

Довод общества о том, что клиент деньги в кассу общества не передавал, опровергаются свидетельскими показаниями.

Поэтому суд поддержал позицию налогового органа, состоявшееся по делу решение оставил без удовлетворения.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 24 апреля 2007 г. N Ф04-2454/2007(33637-А03-7))

Права студента при заключении договора на оказание образовательных услуг

При рассмотрении вопроса о соответствии действующему законодательству отдельных положений договора оказания образовательных услуг суд обратил внимание на следующее.

В соответствии с п. 1 ст. 782 ГК РФ заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. Следовательно, условие договора о том, что в случае расторжения со студентом договора до окончания учебного года, студент обязан полностью оплатить прерванный учебный год (оплата за прерванный год не возвращается), противоречит вышеуказанной норме.

Кроме того, суд признал незаконным пункт договора, согласно которому, если студент изменил решение об обучении в ВУЗе до издания приказа о зачислении, то внесенная им плата возвращается за минусом фактически понесенных ВУЗом расходов. Дело в том, что право потребителя (студента) на расторжение договора в одностороннем порядке может быть реализовано в любое время, а не до издания приказа о зачислении.

Также, по мнению суда, действующим законодательством не предусмотрена обязанность студента оплатить 50% годовой стоимости обучения в случае предоставления ему академического отпуска.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 23 июля 2010 г. по делу N А19-992/10)

Условия договора об оказании образовательных услуг не должны нарушать права и интересы абитуриентов

Суд признал незаконными условия договора о подготовке специалиста с высшим образованием, согласно которым абитуриент допускается к вступительным экзаменам, если он подписал с университетом договор, внес оплату за первый курс, а также компенсировал расходы, связанные с работой приемной комиссии.

Был отклонен довод университета о необходимости применения в деле ст. 421 ГК РФ, предусматривающей свободу договора, и п. 2 ст. 29 Закона о высшем и послевузовском профессиональном образовании, в соответствии с которым высшее учебное заведение самостоятельно решает вопросы по заключению договоров, определению обязательств и иных условий. Как подчеркнул суд в своем решении, свобода договора не должна приводить к отрицанию или умалению других общепризнанных прав и свобод, в частности, прав потребителей.

Суд также не согласился с доводом университета о том, что его деятельность не регламентируется положениями Закона о защите прав потребителей и ГК РФ. Согласно ст. 779 ГК РФ к услугам по обучению применяются правила ГК РФ о договоре возмездного оказания услуг. Более того, в ст. 9 Закона о введении в действие второй части ГК РФ прямо говорится о необходимости применения ГК РФ и Закона о защите прав потребителей, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, заказывающий услуги для личных нужд.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 11 октября 2010 г. N Ф07-9124/2010 по делу N А56-6767/2010)

8. Услуги связи

Порядок взаиморасчетов по договору о межсетевом взаимодействии операторов связи не должен нарушать действующее законодательство

Лицо, оказывающее услуги связи, не согласилось с тем, что судебные инстанции утвердили условия договора о межсетевом взаимодействии операторов связи, касающиеся порядка оплаты услуг связи абонентами, в редакции, предложенной противоположной стороной по договору.

Как указал суд федерального округа, в силу п. 6 Основных положений ведения взаиморасчетов между операторами сетей электросвязи, образующих сеть электросвязи общего пользования, за предоставляемые сетевые ресурсы и участие в передаче нагрузки этих сетей, утвержденных постановлением Правительства РФ от 17.10.1997 N 1331, при участии более двух операторов в предоставлении сетевых услуг взаиморасчеты осуществляются по цепочке, то есть каждый предыдущий оператор рассчитывается с последующим, к которому он присоединен и через которого он получил доступ к сети электросвязи общего пользования.

Согласно п. п. 27 и 28 Основных положений в случае, если оператор присоединяемой сети электросвязи, являющийся собственником оборудования местной телефонной сети, ведет расчеты за предоставление междугородных телефонных разговоров с пользователями своей сети электросвязи самостоятельно, то с каждой минуты разговора (с 1 рубля доходов), исходящего от пользователя указанной сети, он оставляет себе только сумму в размере своей расчетной цены (таксы) с учетом местных налоговых платежей, а оставшуюся часть средств перечисляет оператору, через сеть электросвязи которого ему предоставлен выход на сеть электросвязи общего пользования. В том случае, если расчеты с пользователями и получение соответствующих доходов от предоставления междугородных и международных телефонных разговоров осуществляет оператор присоединяющей сети электросвязи, то он должен выплатить оператору присоединяемой сети электросвязи сумму, соответствующую расчетной цене (таксе) последнего, с каждой минуты разговора (или с каждого рубля доходов), создаваемого пользователем присоединяемой сети электросвязи.

Поэтому в силу вышеназванных норм при взаимодействии операторов для них приемлемы оба варианта расчетов. Порядок взаиморасчетов между операторами связи должен определяться договором о межсетевом взаимодействии.

Таким образом, вывод судебных инстанций о том, что формулировка спорного пункта договора соответствует специальному нормативному акту, определяющему порядок взаимодействия операторов связи, в том числе и по взиманию платы за услуги междугородной (международной) связи, является правильным.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 23 мая 2005 г. N А11-4219/2004-К1-3/165)

И публичный договор можно расторгнуть

Суд федерального округа изменил решение суда в части отказа в удовлетворении требований оператора связи о расторжении договора о межсетевом взаимодействии в процессе предоставления услуг электросвязи в связи с существенными нарушениями договора.

Поясняется, что нельзя согласиться с выводом нижестоящей инстанции о невозможности в одностороннем порядке расторгнуть такой договор в связи с тем, что он является публичным.

Нормы ГК РФ не предусматривают возможность какого-либо запрета на расторжение публичного договора, существует лишь обязанность его заключать (ст. 426 ГК РФ). В этой связи к публичным договорам применяются положения главы 29 ГК РФ об изменении и расторжении договора. В силу п. 2 ст. 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть расторгнут по решению суда при существенном нарушении договора другой стороной. Поскольку имел место факт неоплаты оказанных услуг в течение длительного периода времени, что, по мнению суда кассационной инстанции, позволяет признать такое нарушение существенным, так как оператор связи лишается того, на что был вправе рассчитывать при заключении договора, следовательно, требование о расторжение договора подлежит удовлетворению.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 5 декабря 2005 г. N Ф09-3954/05-С4)

Отсутствие договора на оказание услуг связи не повод, чтобы не платить за телефонные переговоры

Суд федерального округа отменил решение суда, в соответствии с которым было отказано в удовлетворении требования о взыскании задолженности по оплате услуг связи на том основании, что факт заключения договора не был подтвержден.

Кассационная инстанция указала, что в соответствии с п. 2 приложения к информационному письму Президиума ВАС РФ от 5 мая 1997 N 14 фактическое пользование потребителем услугами обязанной стороны следует считать в соответствии с п. 3 ст. 438 ГК РФ как акцепт абонентом оферты, предложенной стороной, оказывающей услуги. Поэтому данные отношения должны рассматриваться как договорные. Вместе с тем суд не принял во внимание тот факт, что согласно расшифровкам телефонных переговоров за спорный период времени общество фактически пользовался услугами связи, оказанными ему истцом. В связи с этим дело передано на новое рассмотрение.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 26 сентября 2006 г. N Ф04-5740/2006(26083-А70-30))

Чтобы доказать факт оказания услуг связи, необязательно иметь в наличии акты приема-передачи

Организация обратилась в суд с требованием о взыскании задолженности за услуги связи, оказанные ею в рамках межсетевого взаимодействия.

Федеральный арбитражный суд округа согласился с выводами нижестоящих судов о наличии оснований для удовлетворения требования, указав следующее.

Суды обеих инстанций правомерно пришли к выводу, что отсутствие актов приема-передачи оказываемых услуг не может являться основанием для отказа в удовлетворении требований.

В силу ч. 2 ст. 54 Федерального закона «О связи», основанием для осуществления расчетов за услуги связи являются показания оборудования связи, учитывающие объем оказанных оператором услуг связи и условия заключенного договора об оказании услуг связи. Согласно положениям Гражданского кодекса РФ, по договору возмездного оказания услуг исполнитель принимает на себя обязательство по заданию заказчика оказать услуги, а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

Таким образом, сам по себе факт отсутствия актов приема-передачи оказанных услуг связи не является основанием для отказа в удовлетворении требований о взыскании задолженности по оплате данных услуг.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 20 сентября 2007 г. N А65-25931/06-СГ1-30)

Услуги оплачиваются по показаниям приборов учета

Стороны заключили договор о присоединении и пропуске трафика телематических служб передачи речевой информации. Поскольку оказанные услуги оплачены не были, исполнитель обратился с соответствующим иском в суд.

Удовлетворяя требования об оплате услуг связи, суд сослался, в частности, на п. 2 ст. 54 Закона о связи. Согласно данной норме основанием для осуществления расчетов за услуги связи являются показания оборудования связи, учитывающего объем оказанных услуг связи оператором связи, а также условия заключенного с пользователем услугами связи договора об оказании услуг связи. В подтверждение объема и стоимости потребленных ответчиком услуг истцом были представлены в суд показания сертифицированной автоматизированной системы расчетов, учитывающей и тарифицирующей услуги по пропуску трафика. Доводы ответчика о том, что оказанные ему услуги присоединения и пропуска трафика связаны с несанкционированным использованием сети связи ответчика посторонними корреспондентами и являются результатом «взлома» программного обеспечения коммутатора локальной сети, были отклонены.

Суд разъяснил ответчику его право в случае установления лиц, совершивших несанкционированное использование оборудования ответчика, предъявить к ним требование о взыскании убытков.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 27 февраля 2010 г. по делу N А53-11113/2009)

Взыскание долга на основании данных, полученных в результате применения автоматизированной системы взаиморасчетов

Телекоммуникационная компания предъявила иск о взыскании с оператора связи долга по оплате услуг связи. Исковые требования мотивированы тем, что в связи с введением в эксплуатацию новой автоматизированной системы взаиморасчетов ответчик обязан оплатить задолженность, выявленную истцом в результате использования нового оборудования за предыдущий период. По мнению истца, техническая возможность автоматизированной системы взаиморасчетов позволяет проводить расчеты и формировать счета за произвольный период времени, в том числе и до ввода ее в эксплуатацию.

Суды признали позицию истца необоснованной.

Было установлено, что в спорный период истцом не применялась автоматизированная система расчетов. Расчеты осуществлялись вручную с использованием программы Microsoft Office Excel.

Правилами применения автоматизированных систем расчетов, утвержденных приказом Министерства информационных технологий и связи Российской Федерации, не предусмотрена возможность использования автоматизированной системы расчетов для определения объема трафика за период, предшествующий началу использования данной системы.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 26 февраля 2010 г. по делу N А06-2694/2008)

Сотовая связь: абонент вправе не оплачивать услугу, предоставленную ему без согласования

Оспаривалась отдельная норма Правил, регулирующих отношения между абонентом и оператором связи при оказании услуг подвижной связи.

Исходя из ее содержания, изменение договора оформляется путем заключения допсоглашения в письменной форме либо путем совершения абонентом конклюдентных действий. При этом их перечень и порядок осуществления определяются оператором связи.

По мнению заявителя, это положение позволяет операторам установить перечень конклюдентных действий, совершение которых признается принятием абонентом измененных условий, в т. ч. существенных. Это противоречит ГК РФ, согласно которому одностороннее изменение условий договора не допускается (за исключением случаев, предусмотренных законом).

ВС РФ счел норму законной и дал следующие разъяснения.

Она не устанавливает возможность одностороннего изменения договора, а определяет форму получения согласия абонента на корректировку его условий.

Довод о том, что в соответствии с оспариваемым положением операторы устанавливают правила, позволяющие им в одностороннем порядке изменять условия договора, несостоятелен.

Каждый оператор устанавливает свои правила оказания услуг связи, являющиеся неотъемлемой частью договора. Они содержат наряду с другими условиями перечень и порядок совершения абонентом конклюдентных действий.

Заключая договор, абонент принимает условия, установленные этими правилами. При этом они не должны противоречить законодательству. В частности, оператор связи не вправе навязывать абоненту оказание дополнительных услуг за отдельную плату. Абонент вправе отказаться от оплаты услуг, предоставленных ему без согласования и не предусмотренных договором.

Таким образом, операторы связи не вправе изменять условия договора в одностороннем порядке.

(Источник: Решение Верховного Суда РФ от 6 апреля 2010 г. N ГКПИ10-63)

Риски, связанные с проникновением в компьютер вирусов, лежат на заказчике

Отказываясь оплачивать интернет-услуги, заказчик указал на следующее.

Во время работы в Интернете через оборудование исполнителя по выделенной линии и по его вине в компьютер ответчика был занесен вирус. Устранение вирусов сделало возможным предоставление услуг надлежащего качества только в будущем периоде. Таким образом, по мнению заказчика, превышение трафика было вызвано предоставлением исполнителем услуг ненадлежащего качества.

Суд обязал заказчика оплатить услуги. При этом он сослался на п. 28 постановления Правительства РФ от 10 сентября 2007 г. N 575 «Об утверждении Правил оказания телематических услуг связи». В нем сказано, что абонент обязан содержать в исправном состоянии абонентскую линию и пользовательское (оконечное) оборудование, находящиеся в помещении абонента, а также принимать меры по защите абонентского терминала от воздействия вредоносного программного обеспечения.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 17 мая 2010 г. по делу N А57-226/2010)

SIM-карту «клонировали»: придется ли оплачивать лишние услуги?

Отказав оператору связи в иске о взыскании с абонента задолженности за оказанные услуги мобильной сотовой связи, суд исходил из недоказанности факта оказания истцом услуг именно ответчику.

Вступившим в законную силу приговором суда установлен факт клонирования неким гражданином SIM-карты ответчика. Телефонные переговоры по спорному номеру производились одновременно на территориях различных государств, следовательно, они не могли быть осуществлены одним и тем же абонентом и по одной и той же SIM-карте.

Законодатель установил обязанность заказчика оплачивать оказанные только ему услуги. Оператор связи не представил доказательств, бесспорно свидетельствующих о том, что переговоры, оплаты которых он требует, осуществлялись именно ответчиком, например, что владелец SIM-карты выезжал в спорный период с места своего постоянного проживания за пределы Российской Федерации.

То обстоятельство, что SIM-карта ответчика находилась в спорный период у ее владельца — работника ответчика, объективно подтверждается распечатками телефонных переговоров, осуществленных в спорный период времени на территории России. Стоимость данных услуг своевременно оплачена ответчиком.

Довод оператора связи о возложении на абонента ответственности за несанкционированный доступ к своему оборудованию третьих лиц противоречит нормам права. Ответчик является абонентом. В силу прямого указания ч. 3 ст. 7 Закона о связи обязанность обеспечивать защиту средств связи от несанкционированного доступа к ним возложена на операторов связи, а не на абонентов — пользователей абонентским номером и уникальным кодом идентификации.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 4 мая 2011 г. N Ф02-1434/11)

Сотовая связь: долг абонента по одному из номеров — не основание, чтобы не обслуживать его иные номера или перераспределять платежи!

Компания сотовой связи была оштрафована за включение в договор условий, ущемляющих права потребителя.

В качестве такого условия компании было вменено определенное положение ее внутренних правил оказания услуг связи (МТС).

Исходя из него, компания вправе приостановить оказание услуг абоненту, если у него есть долг по иным его лицевым счетам.

Причем она вправе это сделать до полного погашения долга. Также компания может направлять поступающие от абонента платежи в счет образовавшейся ранее задолженности по другим заключенным с ним договорам.

Президиум ВАС РФ счел, что основания для штрафа имелись, и пояснил следующее.

Ни Закон о связи, ни Правила оказания услуг подвижной связи не предусматривают возможность для оператора связи приостановить оказание услуг по одному договору в случае, если абонент не исполняет обязательств по другим заключенным с ним соглашениям.

Названные Правила устанавливают иную ответственность абонента за несвоевременную оплату услуг связи — неустойку. Соответственно, оператор связи защищен в случае наличия у абонента задолженности.

Таким образом, приведенные положения внутренних правил компании (которые являются неотъемлемой частью договора с абонентом), являются незаконными.

(Источник: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 февраля 2012 г. N 12416/11)

9. Охранные услуги

Необоснованно высокая стоимость охранных услуг может свидетельствовать о недобросовестности охранного предприятия

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ отменил состоявшиеся судебные акты по делу о взыскании задолженности за оказанные охранные услуги, отметив следующее.

В соответствии с п. 1 ст. 781 ГК РФ заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг. По смыслу ст. 779 ГК РФ исполнитель может считаться надлежаще исполнившим свои обязательства при совершении определенных действий или осуществлении определенной деятельности. Поскольку двусторонние акты приемки выполненных работ с указанием объема работ и их стоимости, подлежащие составлению по условиям договора, сторонами не были составлены, а вопрос о стоимости услуг между ними являлся спорным, следовательно, при рассмотрении спора следует руководствоваться указанными положениями ГК РФ. Между тем суды удовлетворили требование о взыскании задолженности, не установив объема фактически оказанных услуг и их действительной стоимости. Представленные же заказчиком доказательства указывают на то, что годовая стоимость охранных услуг превышала стоимость его активов. Однако это обстоятельство подразумевает необходимость оценки со стороны суда действий сторон по согласованию столь высокой цены на охранные услуги с точки зрения добросовестности охранного предприятия по установлению такой цены за свои услуги и разумности действий заказчика по ее принятию. На этом основании Президиум передал дело на новое рассмотрение.

(Источник: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 ноября 2006 г. N 8259/06)

При охране имущества акт приема-передач оказанных услуг составлять не требуется

Федеральный арбитражный суд округа подтвердил правомерность выводов судов нижестоящих инстанций о наличии оснований для взыскания задолженности в связи с неисполнением организацией обязательств по оплате оказанных услуг по договорам охраны объектов.

Как указал суд кассационной инстанции, судами правомерно не принят во внимание довод организации о том, что частным охранным предприятием доказан факт оказания услуг.

По правилам п. 1 ст. 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги, а заказчик обязуется оплатить их.

Исходя из смысла ст. 779 ГК РФ, услуги по охране имущества не имеют материального результата, который можно было бы сдать или принять. Договорами по охране объектов, заключенными между сторонами, так же не предусмотрено составление актов приема-передачи выполненных услуг либо каких-либо других документов, подтверждающих сам факт их оказания.

Таким образом, отсутствие актов приема-передачи услуг по охране объектов не свидетельствует об отсутствии факта оказания данных услуг.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 11 января 2007 г. N Ф04-467/2006(29830-А03-11))

Нужно ли оплачивать услуги охранного предприятия, если имел место факт повреждения охраняемого имущества?

Общество отказалось от подписания акта оказания услуг, указав в качестве причины отказа повреждение неизвестными лицами имущества, расположенного на охраняемой территории завода.

Охранное предприятие обратилось в суд с иском к обществу о взыскании задолженности за оказанные услуги по охране объектов.

Суд иск удовлетворил, указав следующее.

Сам по себе факт проникновения посторонних лиц на охраняемую территорию и совершение хищения имущества не может служить достаточным основанием для отказа от подписания акта оказанных услуг и от оплаты таких услуг, так как в указанное время охрана объекта истцом осуществлялась и поэтому ответчик должен оплатить такие услуги.

Если же ответчик считает, что посторонние лица проникли на охраняемую территорию и похитили его имущество из административного здания по вине истца, у него есть право обратиться с самостоятельным иском в суд и потребовать взыскания причиненных ему убытков.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 12 апреля 2010 г. по делу N А12-17315/2009)

Вина охранного предприятия в краже объектов охраны должна быть доказана

Охранное предприятие (исполнитель) обратилось в суд с иском к заказчику о взыскании задолженности по договору об оказании охранных услуг. Заказчик в свою очередь предъявил встречный иск о взыскании убытков. По мнению заказчика, убытки возникли в связи с ненадлежащим исполнением охранным предприятием своих обязательств, которое привело к краже охраняемых объектов.

Суд удовлетворил иск охранного предприятия. Суд исходил из того, что факт оказания охранных услуг подтвержден материалами дела. В то же время заказчик не доказал, что исполнитель причинил материальный ущерб в результате совершения кражи неустановленными лицами: факт совершения кражи следственными органами не установлен, производство по уголовному делу приостановлено. Наличие постановления о возбуждении уголовного дела не доказывает совершения кражи имущества заказчика по вине охранного предприятия, а также не содержит данных о том, каким образом было утрачено это имущество.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 3 июня 2010 г. по делу N А45-22370/2009)

Для оплаты охранных услуг не имеет значения, оформлены ли трудовые отношения охранников с охранным предприятием или нет

Считая незаконными требования охранного агентства о взыскании задолженности, заказчик указал на то, что большая часть охранных услуг оказывалась не охранниками, а лицами, не подготовленными и не имеющими физической возможности и юридического права заниматься охранной деятельностью. В результате чего оказанные услуги должны оплачиваться по более низким ставкам: как неквалифицированный труд сторожей.

Суд принял решение в пользу исполнителя. По действующему законодательству лицензии на оказание охранных услуг должны получать организации, а не охранники. Услуги оказывались обществом, имеющим лицензию на осуществление частной охранной деятельности, силами охранников, копии свидетельств которых о присвоении квалификации «частный охранник» и соответствующих удостоверений представлены в материалы дела. Отсутствие документального оформления трудовых отношений охранного предприятия со своими работниками не влияет на обязанность заказчика оплатить полученные услуги охранному агентству, поскольку подтвержден факт оказания услуг. Доказательств оказания охранных услуг силами стажеров не представлено.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 25 августа 2010 г. N Ф09-6767/10-С3 по делу N А07-469/2010)

Нужно ли оплачивать охранные услуги, если они были оказаны неквалифицированным специалистом?

Отказываясь оплачивать оказанные услуги, заказчик указал, что в нарушение принятых по контракту обязательств охранное предприятие (исполнитель) допустило к охране объектов неквалифицированного специалиста

Суд данный довод отклонил, поскольку заказчик не доказал, каким образом охрана объекта указанным лицом отразилась на качестве оказываемых услуг. В материалы дела не представлено подтверждений того, что цели заключения контракта не были достигнуты.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 7 июня 2011 г. N Ф07-7137/10 по делу N А21-8122/2009)

Следует ли при расчете задолженности за оказанные охранные услуги учитывать размер ущерба, причиненный кражей вещей?

Перед судом был поставлен вопрос о том, следует ли при расчете задолженности за оказанные охранные услуги учитывать размер ущерба, причиненный кражей вещей. По мнению заказчика, факт кражи свидетельствует о некачественном выполнении работ. Следовательно, исполнитель не может требовать оплату услуг в полном объеме.

Суд установил, что по условиям договора в случае причинения заказчику ущерба по вине исполнителя в результате кражи, грабежа, разбоя, уничтожения или повреждения имущества заказчика, в том числе путём поджога, вследствие ненадлежащего исполнения исполнителем принятых по настоящему договору обязательств, нарушения типа и порядка охраны он несёт ответственность в пределах реального ущерба.

Требование о взыскании убытков может быть удовлетворено при доказанности истцом совокупности обстоятельств: факта причинения и размера убытков, противоправного поведения причинителя вреда, наличия причинно-следственной связи между возникшими убытками и действиями указанного лица, а также вины причинителя вреда в произошедшем. Ответчик не обращался в арбитражный суд со встречным требованием о взыскании убытков. Оснований для разрешения данного вопроса в рамках рассмотрения требования о взыскании задолженности за охранные услуги не имеется.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 31 августа 2011 г. N Ф01-3525/11 по делу N А43-22524/2010)

10. Правовые услуги

Оплата правовых услуг не должна зависеть от решения суда

Разъясняется, что при рассмотрении споров, связанных с оплатой оказанных в соответствии с договором правовых услуг, арбитражным судам необходимо руководствоваться положениями статьи 779 ГК. Не подлежит удовлетворению требование исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование истец обосновывает условием договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем. В этом случае размер вознаграждения должен определяться в порядке, предусмотренном статьей 424 ГК, с учетом фактически совершенных исполнителем действий (деятельности).

(Источник: Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 сентября 1999 г. N 48)

Исход судебного разбирательства не должен влиять на размер гонорара представителя в суде

Конституционный Суд РФ признал, что положения п. 1 ст. 779 и п. 1 ст. 781 ГК РФ в системе действующего законодательного регулирования отношений по возмездному оказанию правовых услуг не предполагают возможность удовлетворения требований исполнителя о выплате вознаграждения по договору, если это требование обосновывалось условием, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда, которое будет принято в будущем. Поводом для принятия соответствующего постановления послужила жалоба заявителей, которым было отказано во взыскании невыплаченной части вознаграждения по договору об оказании правовых услуг, размер которого определялся в процентном соотношении к сумме выигранного иска и которое подлежало выплате в случае принятия судом решения в пользу заказчика.

Суд указал, что конституционно защищаемая свобода договора не должна приводить к отрицанию или умалению других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина; она не является абсолютной и может быть ограничена. Более того, стороны договора об оказании правовых услуг, будучи вправе в силу диспозитивного характера гражданско-правового регулирования свободно определять наиболее оптимальные условия оплаты оказанных услуг, не могут, однако, обусловливать выплату вознаграждения принятием конкретного судебного решения. Это объясняется тем, что в системе действующего правового регулирования, в том числе положений гражданского законодательства, судебное решение не может выступать ни объектом чьих-либо гражданских прав, ни предметом какого-либо гражданско-правового договора (ст. 432 ГК РФ). Поэтому включение в текст договора условия о выплате вознаграждения в зависимости от самого факта принятия положительного для истца решения суда расходится с основными началами гражданского законодательства, допускающими свободу сторон в определении любых условий договора, если они не противоречат законодательству. Поскольку в таком случае это означает введение иного, не предусмотренного законом, предмета договора. Кроме того, в этом случае не учитывается, что по смыслу п. 1 ст. 423 ГК РФ плата по договору за оказание правовых услуг, как и по всякому возмездному договору, производится за исполнение своих обязанностей.

(Источник: Постановление Конституционного Суда РФ от 23 января 2007 г. N 1-П)

Правовая защита интересов в споре о взыскании задолженности по договору не может стоить слишком дорого

Организация, оказывающая юридические услуги, не согласилась с тем, что ей было отказано в удовлетворении требования о взыскании задолженности по оплате оказанных ею услуг. Суд федерального округа, оставив оспариваемый судебный акт без изменения, пояснил следующее.

Как следует из условий соответствующего договора, оплата оказанных услуг была определена в размере 7 процентов от суммы выигранного спора. Вместе с тем, как подчеркнула кассационная инстанция, требование исполнителя о выплате вознаграждения не подлежит удовлетворению, если это требование обосновывается условием договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем. Более того, суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении требования, правильно исходил из стоимости аналогичных услуг, а также из правовой сложности спора о взыскании долга и процентов по договору поставки, представление интересов клиента по которому и осуществлял представитель заявителя кассационной жалобы. Таким образом, поскольку клиент частично оплатил оказанные услуги, и суд счел, что эта оплата является достаточной для услуг подобного рода, в удовлетворении кассационной жалобы было отказано.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 26 сентября 2006 г. N Ф09-8445/06-С4)

Как будет определяться вознаграждение за оказание юридических услуг, если его точный размер не указан?

Суд федерального округа отменил судебные акты нижестоящих инстанций, которые удовлетворили требование общества о взыскании вознаграждения по договору об оказании юридических услуг.

Поясняется, что в соответствии с условиями этого договора стоимость выполняемых услуг была определена в процентном отношении от суммы, взыскиваемой по решению налогового органа, и подлежала корректировке соответственно сумме, признанной судом недействительной по соответствующему решению. Вместе с тем в соответствии с п. 1 ст. 781 ГК РФ заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг. В силу правовой природы отношений, возникающих из договора возмездного оказания услуг, не подлежат удовлетворению требования исполнителя о выплате вознаграждения, если это требование обосновывается условием договора, ставящим размер, а равно и обязанность оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем. Однако при определении вознаграждения стороны исходили не из фактических трудозатрат, необходимых для исполнения предусмотренных договором обязательств, а из процентного отношения сумм налога и пени, признанных судом не подлежащими взысканию с должника. При таких обстоятельствах размер вознаграждения должен определяться в порядке, предусмотренном ст. 424 ГК РФ, с учетом фактически совершенных исполнителем действий. Дело передано на новое рассмотрение.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 15 ноября 2006 г. N Ф09-10334/06-С4)

Договор оказания юридических услуг как основание для взыскания с проигравшей стороны судебных расходов

При рассмотрении вопроса о том, в каком размере стороне спора следует возмещать судебные расходы, в частности, расходы на оплату услуг юристов, суд не ограничился стоимостью услуг, указанной в договоре оказания юридических услуг.

Было учтено, что в соответствии с ч. 2 ст. 110 АПК РФ расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.

Как следует из Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре, фиксированная стоимость услуг адвоката не определена и зависит от обычаев делового оборота и рыночных цен на эти услуги с учетом конкретного региона.

Также суд сослался на постановление Президиума ВАС РФ от 07.02.2006 N 12088/05, в котором говорится о необходимости учитывать относимость расходов к делу, объем и сложность выполненной работы.

Исходя из вышесказанного, суд пришел к выводу о возмещении расходов на представителя в меньшем размере, чем было оплачено представителям по договору оказания юридических услуг.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 14 июня 2012 г. N Ф05-1045/11 по делу N А41-22190/2009)

Ответственность адвоката — существенное условие договора на оказание юридической помощи

Суд рассмотрел о взыскании с проигравшего дело лица судебных расходов на оплату услуг представителя.

Тот полагал, что у заявителя отсутствуют основания предъявлять подобные требования, поскольку договор на оказание юридической помощи между заявителем и его адвокатом является незаключенным: в договоре отсутствует такое существенное условие, как ответственность адвоката.

Суд исходил из следующего.

В соответствии с Законом об адвокатской деятельности и адвокатуре существенным условием соглашения об оказании юридической помощи являются размер и характер ответственности адвоката, принявшего исполнение поручения. При этом Закон не определяет основания, виды и пределы такой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение взятых на себя обязательств. Стороны на основании Закона и исходя из общих положений об ответственности за нарушение обязательств должны сами их установить. При этом адвокат, надлежащим образом исполнивший свои обязанности, не может нести ответственность за решения, принимаемые судом.

Таким образом, проигравшая сторона должна оплатить судебные расходы.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 1 марта 2010 г. N Ф10-1392/09(2))

Что следует учитывать, заключая договор о информационном либо консультативном обслуживании?

Организация обратилась в суд требованием о взыскании с предпринимателя оплаты за оказанные услуги по договору об информационном и консультативном обслуживании.

Суд округа согласился с выводами нижестоящего суда об отсутствии оснований для удовлетворения требования и пояснил следующее.

По своему содержанию договор, заключенный между истцом и ответчиком, является договором возмездного оказания услуг. Следовательно, существенным условием такого договора является его предмет. Согласно разъяснениям Президиума ВАС РФ (изложенным в информационном письме от 29.09.1999 г. N 48), при рассмотрении споров необходимо исходить из того, что договор возмездного оказания услуг может считаться заключенным, если в нем перечислены определенные действия исполнителя, либо указана определенная деятельность, которую он обязан осуществить.

Между тем, ни спорный договор, ни акт приема-передачи, представленный истцом, не содержат указание на конкретный вид услуг, оказанных ответчику. Договор предусматривает перечень консультативных услуг (юридические консультации, информационно-справочное обслуживание, помощь в подготовке документов). В то же время в договоре не указано, по каким вопросам проводятся юридические консультации, за какой период времени, с целью получения какого результата для заказчика. Отсутствие таких существенных условий договора, как определение вида деятельности или действий, которые должен совершить исполнитель, срока исполнения обязательств, указывает на незаключенность договора.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 13 мая 2008 г. N А33-5959/2007-Ф02-1924/2008)

11. Услуги по оценке

Оплата услуг по оценке имущества должника не зависит от реализации имущества в рамках исполнительного производства

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ признал неверной позицию нижестоящих судов, которые сочли, что служба судебных приставов не обязана оплатить услуги по оценке имущества должников до тех пор, пока необходимые денежные средства не будут взысканы с последних.

Отмечено, что договор, по которому общество (оценщик) принимало на себя обязательство проводить оценку имущества должников, является по своей сути договором возмездного оказания услуг. В соответствии с требованиями ГК РФ не допускается отказ заказчика от оплаты оказанных ему исполнителем услуг при условии их надлежащего исполнения. Более того, в соответствии с п. 3 ст. 41 Закона об исполнительном производстве специалист имеет право на вознаграждение за выполненную работу, проводимую в связи с совершением исполнительных действий. При этом расходы по оценке арестованного имущества в силу ст. 82 Закона об исполнительном производстве (в редакции, действовавшей на момент оказания услуг) являлись расходами по совершению исполнительных действий и подлежали оплате за счет средств внебюджетного фонда развития исполнительного производства. В новой редакции ст. 82 Закона об исполнительном производстве, действующей на момент принятия судебных актов (в ред. Федерального закона от 22.08.2004 N 122-ФЗ), изменен только источник получения денежных средств по затратам на организацию и проведение исполнительных действий, а именно: вместо средств внебюджетного фонда развития исполнительного производства указаны средства федерального бюджета. Порядок же возмещения расходов по совершению исполнительных действий остался прежним. Таким образом, ни нормы ГК РФ, ни нормы Закона об исполнительном производстве не ставят оплату услуг специалиста-оценщика в зависимость от реализации имущества должника в рамках исполнительного производства. Дело передано на новое рассмотрение.

(Источник: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 ноября 2006 г. N 10166/06)

Услуги оценщика должны быть оплачены судебными приставами независимо от факта продажи арестованного имущества

Федеральный арбитражный суд округа согласился с выводами суда нижестоящей инстанции о наличии оснований для удовлетворения требований о взыскании с органа службы судебных приставов задолженности по оплате услуг по проведению оценки имущества должников, на которое обращено взыскание в ходе исполнительного производства.

Как указал суд кассационной инстанции, обязательства сторон возникли из договоров, которые по своей правовой природе являются договорами возмездного оказания услуг, исходя из вида предусмотренных в них обязательств.

Согласно п. 1 ст. 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик — оплатить эти услуги. По смыслу названной нормы права отказ заказчика от оплаты фактически оказанных ему исполнителем услуг при условии их надлежащего исполнения не допускается.

В соответствии с п. 3 ст. 41 Федерального закона «Об исполнительном производстве» специалист имеет право на вознаграждение за выполненную работу, проводимую в связи с совершением исполнительных действий. При этом данное вознаграждение оплачивается за счет средств федерального бюджета.

Таким образом, ни нормы ГК РФ, ни нормы Федерального закона «Об исполнительном производстве» не ставят оплату услуг оценщика в зависимость от реализации имущества должника в рамках исполнительного производства.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 12 февраля 2007 г. N А65-16095/06-СГ1-18)

Отказ заказчика от оплаты возможен в любое время, но не после того, как услуга оказана в полном объеме

Оценщик, указанный в договоре на проведение оценки объекта, был уволен. В связи с этим оценка была поручена другому оценщику, являющемуся штатным сотрудником исполнителя. Узнав об этом, заказчик отказался оплатить оказанные услуги. По его мнению, со стороны исполнителя имело место отступление от условий договора, которое носит существенный и неустранимый характер. В этом случае заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков.

Суд признал доводы заказчика необоснованными. Увольнение работника оценочной компании не является обстоятельством, влекущим невозможность исполнения договора, поскольку для оценки можно привлечь другое лицо — штатного сотрудника. Исполнитель проявил в полном объеме заботливость и осмотрительность и предпринял все необходимые меры для надлежащего исполнения обязательства перед заказчиком.

Как следует из ст. 782 ГК РФ, заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг (при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов) в любое время, но не после того, как услуга оказана в полном объеме. Письма же заказчика об отказе от оплаты услуг и расторжении договора были направлены после исполнения договора в полном объеме.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 29 июля 2010 г. N КГ-А40/7641-1)

Оплата услуг по оценке рыночной стоимости земельных участков не может быть поставлена в зависимость от реализации земельных участков на торгах

Отказавшись оплачивать оказанные услуги по договору об оценке рыночной стоимости недвижимого имущества — земельных участков, заказчик сослался на договор, по условиям которого оплата услуг производится в течение нескольких дней с момента поступления денежных средств за реализацию недвижимого имущества на торгах. Поскольку доказательства реализации недвижимого имущества на торгах отсутствуют, у заказчика нет оснований оплачивать услуги.

Суд с позицией заказчика не согласился.

На основании положений ст.ст. 783, 711 ГК РФ заказчик обязан уплатить подрядчику обусловленную цену после окончательной сдачи результатов работы при условии, что она выполнена надлежащим образом и в согласованный срок.

В силу ст. 190 ГК РФ срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами. Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить.

Спорное условие об оплате не может считаться условием о сроке наступления обязательства, поскольку не отвечает признакам события, которое должно неизбежно наступить (постановление Президиума ВАС РФ от 18.01.2011 N 11659/10).

Таким образом, отказ заказчика от оплаты стоимости оказанных услуг противоречит требованиям ст. 190 ГК РФ, гл. 39 ГК РФ.

Представленными в материалы дела доказательствами подтверждается исполнение истцом обусловленных договором услуг, поэтому они должны быть оплачены.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 12 апреля 2012 г. N Ф06-2184/12 по делу N А65-17567/2011)

12. Медицинские услуги

Негосударственное учреждение здравоохранения не может оказывать скорую медицинскую помощь

Суд федерального округа передал на новое рассмотрение дело о взыскании задолженности по договору об оказании медицинских услуг, пояснив, что суды, взыскивая задолженность, не выяснили все обстоятельства дела, имеющие существенное значение для разрешения спора.

Так, предметом договора, заключенного между негосударственным учреждением здравоохранения и администрацией муниципального образования, являлось оказание медицинских услуг неотложной медицинской помощи и медицинской помощи в вечернее, ночное время, в выходные и в праздничные дни. При этом имеющаяся у учреждения здравоохранения лицензия не предусматривала осуществление такого вида медицинской деятельности как оказание скорой и неотложной медицинской помощи. Более того, ст. 39 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 года N 5487-1 (в ред. Федерального закона N 122-ФЗ) предусматривает, что скорая медицинская помощь оказывается учреждениями и подразделениями скорой медицинской помощи государственной или муниципальной системы здравоохранения. Вместе с тем учреждением здравоохранения в качестве доказательства оказания медицинских услуг был представлен журнал вызовов, из которого следует, что услуги представляли собой оказание медицинской помощи населению муниципального образования с выездом на дом. Вместе с тем из журнала вызовов не представляется возможным установить оказывалась ли медицинская помощь в рамках раздела 02 «Скорая и неотложная медицинская помощь» Номенклатуры работ и услуг по оказанию соответствующей медицинской помощи, утвержденной Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 26 июля 2002 года N 238, на что требуется специальное указание в лицензии, или в рамках раздела 03 «Амбулаторно-поликлиническая помощь, в том числе в условиях дневного стационара и стационара на дому» той же Номенклатуры работ и услуг по оказанию соответствующей медицинской помощи, что охватывается понятием амбулаторно-поликлинической деятельности, которую исполнитель мог осуществлять на основании выданной ему лицензии, включая выезд на дом к пациентам. Эти обстоятельства не были исследованы ни судом первой инстанции, ни судом апелляционной инстанции, в связи с чем выводы о соответствии требованиям законодательства договора об оказании медицинских услуг являются необоснованными.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 9 января 2007 г. NА74-1422/2006-Ф02-6990/06-С2)

Стоит ли оплачивать медицинские услуги за период, когда у медучреждения не было лицензии?

Страховая компания (ответчик) отказалась оплатить услуги за период, когда у медицинского учреждения (истец) отсутствовала лицензия на оказание медицинских услуг. По мнению ответчика, медицинское учреждение, не имеющее лицензию на медицинскую деятельность, не имеет права на получение оплаты оказанных им услуг. Кроме того, отсутствие лицензии указывает на некачественность оказанных услуг.

Суды удовлетворили требования истца, исходя из того, что факт оказания медицинской помощи застрахованным гражданам подтвержден письменными доказательствами.

Была также дана оценка приведенным доводам ответчика. По мнению судов, в период, за который ответчик не оплатил услуги, больница функционировала в условиях не отсутствия лицензии, а ожидания выдачи ее на новый срок, поскольку своевременно начала процедуру оформления лицензии на новый срок, однако не получила ее по не зависящим от нее обстоятельствам. В период ожидания выдачи лицензии на новый срок больница продолжала оказывать медицинские услуги. Договор об оказании медицинских услуг применительно к лицензированию деятельности больницы в этот период никем из правомочных лиц не оспорен, а значит, являлся действующим.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 22 декабря 2009 г. N Ф09-9721/09-С5)

13. Услуги по управлению многоквартирным домом

Кто должен заплатить за вывоз мусора при ремонте помещений в доме?

Суд признал незаконным условие договора на управление многоквартирным домом, согласно которому заказчик обязуется самостоятельно, за счет собственных средств осуществлять вывоз строительного мусора во время проведения ремонтных работ в доме либо оплатить управляющей организации в полном объеме расходы, связанные с организацией вывоза строительного мусора.

Согласно правилам содержания общего имущества в многоквартирном доме (постановление Правительства РФ от 13.08.2006 N 491) и правилам предоставления услуг по вывозу твердых и жидких бытовых отходов (постановление Правительства РФ от 10.02.1997 N 155) мусор, образовавшийся в ходе текущего ремонта жилых помещений, относится к твердым и жидким бытовым отходам, которые подлежат уборке за счет платы, вносимой собственниками за содержание и ремонт жилого помещения.

Следовательно, включение управляющей компанией спорного условия в договор на управление многоквартирным домом незаконно.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 6 октября 2010 г. по делу N А53-5551/2010)

Сменить компанию, управляющую многоквартирным домом, можно и без объяснения причин

Между двумя управляющими компаниями возник спор относительно того, кто из них должен управлять определенными многоквартирными домами.

Одна из компаний предъявила иск ко второй и потребовала признать за ней право управлять этими домами.

Согласно ее доводам домовладельцы изначально выбрали ее в качестве управляющей компании. Затем они провели общее собрание, на котором было решено, что таковой должен быть ответчик.

Между тем названное собрание было проведено с нарушениями.

Президиум ВАС РФ счел, что оснований для удовлетворения иска нет, и пояснил следующее.

В данном деле истец обратился в суд за защитой права управления многоквартирным жилым домом.

Между тем закон такого права не содержит. Предусмотренное ЖК РФ наименование соглашения, которое заключается собственниками жилья и управляющей организацией, не влечет возникновения подобного права вне соответствующих договорных отношений.

Условия всякого гражданско-правового договора порождают обязательственные отношения лишь между его сторонами и дают им право требовать исполнения друг от друга, но не от третьих лиц, которые не участвуют в сделке.

Поэтому предъявление подобного требования к ответчику, с которым у истца нет договорных отношений, необоснованно.

Кроме того, сам по себе односторонний отказ домовладельцев от исполнения договора с управляющей организацией (расторжение соглашения) не противоречит ни ЖК РФ, ни ГК РФ. Закон не ограничивает их в возможности сменить ранее избранный способ управления домом.

Собственники помещений в многоквартирном доме вправе в одностороннем порядке отказаться от договора управления не только в случае, если управляющая организация не выполняет его условия.

Они могут это сделать и в случае принятия ими решения о выборе иной управляющей организации или об изменении способа управления домом.

При подобном одностороннем расторжении договора управления с управляющей организацией обязательства сторон прекращаются.

(Источник: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 ноября 2011 г. N 7677/11)

14. Предоставление торгового места

Правовая природа договора о предоставлении торгового места: аренда или услуги

Индивидуальный предприниматель обратился в суд с иском о признании договора о предоставлении торгового места ничтожной сделкой. Истец не мог понять, что за торговое место ему предоставлялось, если павильон, являющийся предметом оспариваемого договора, является его собственностью.

Суд пришел к выводу, что договор заключен на основании Закона о розничных рынках, и истцу предоставлялось не имущество в аренду, а комплекс услуг. В подтверждение оказанных услуг по организации торговли на рынке в суд были представлены трудовые договоры по уборке территории рынка, договоры с ресурсоснабжающими организациями на оказание услуг по выводу и утилизации (захоронению) твердых бытовых (коммунальных) отходов, договоры на отпуск питьевой воды, на прием и транспортировку сточных вод и т. д.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 28 июня 2012 г. N Ф10-1932/12 по делу N А14-6832/2011)

15. Предоставление ячейки абонементного почтового шкафа

Предоставление ячейки абонементного почтового шкафа — договор аренды или возмездного оказания услуг?

Между обществом (абонент) и ФГУП «Почта России» (исполнитель) был заключен договор на оказание услуг связи, с предоставлением ячейки абонементного почтового шкафа.

Полагая, что договор пролонгирован, а отношения между сторонами, регулируются нормами главы 34 ГК РФ об аренде, общество обратилось в арбитражный суд с иском об обязании ФГУП «Почта России» устранить препятствия к пользованию арендованным имуществом и исполнить принятые на себя обязательства надлежащим образом.

Суд признал позицию истца необоснованной.

В соответствии c Законом о почтовой связи абонементный почтовый шкаф — это устанавливаемый в объектах почтовой связи специальный шкаф с запирающимися ячейками, которые абонируются на определенный срок адресатами для получения почтовых отправлений. Следовательно, абонент — пользователь услугами связи, с которым заключен договор об оказании таких услуг при выделении для этих целей абонементного почтового шкафа.

Услуги, которые обязался оказать исполнитель, определены договором как «предоставление ячейки абонементного почтового шкафа», что свидетельствует о соответствии данного договора требованиям п. 1 ст. 779 ГК РФ, устанавливающего, что по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги, а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 3 июня 2010 г. N КГ-А40/5392-10)

16. Оказание услуг — мнимая, притворная сделка

Факты махинаций, подтвержденные приговором, должны учитывать и арбитражи

Компания обратилась в суд, потребовав взыскать с учреждения долг по оплате оказанных ему услуг.

Суды трех инстанций сочли требования обоснованными в части заявленной суммы.

Президиум ВАС РФ пришел к выводу, что оснований для удовлетворения иска нет, и пояснил следующее.

В рассматриваемом случае нужно было учесть приговор, ранее вынесенный по уголовному делу, возбужденному в отношении руководителя учреждения.

Вывод о том, что этот приговор нельзя принимать во внимание из-за того, что он вынесен в отношении названного директора как физлица, ошибочен.

Исходя из содержания этого приговора, руководитель учреждения, по сути, создал компанию-истца фактически для хищения денег. С ней был заключен договор на оказание услуг, которые в действительности выполнили работники самого ответчика.

Таким образом, руководитель учреждения заключил с фактически контролируемой им компанией договор без намерения выполнения ею предусмотренных сделкой обязательств.

В силу ГК РФ мнимая сделка, т. е. та, которая совершена только для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

В рассматриваемом случае компания не имела намерения исполнять сделку. Подлинная воля сторон не была направлена на оказание услуг учреждению.

Ничтожная сделка не влечет юрпоследствий (за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью) и недействительна с момента совершения независимо от признания ее таковой судом.

С учетом этого оснований для взыскания спорной оплаты нет.

(Источник: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 7 февраля 2012 г. N 11746/11)

Что указывает на мнимость договора возмездного оказания услуг?

Признав договор возмездного оказания услуг по сопровождению сделки купли-продажи здания мнимой сделкой, суды исходили из следующего.

Стороны заключили договор возмездного оказания услуг после того, как был подготовлен и подписан договор купли-продажи здания. Это указывает на отсутствие у заказчика какой-либо потребности в заключении спорного договора.

Из материалов дела не следует, какие именно действия были совершены и в какой именно период были оказаны услуги. Перечисление денежных средств в оплату стоимости услуг является доказательством исполнения заказчиком обязательства по оплате, но не подтверждает исполнение обязательства по оказанию услуг. То обстоятельство, что договор купли-продажи здания был подписан, не свидетельствует о его подписании вследствие оказания услуг.

Таким образом, услуги ответчиком истцу фактически не оказывались. Договор был заключен лишь для вида, без намерения создать соответствующие последствия, с целью выведения денежных средств.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 20 мая 2010 г. N КГ-А40/3797-10)

17. Досудебный порядок урегулирования споров

Обязателен ли претензионный порядок урегулирования споров, вытекающих из договоров возмездного оказания услуг?

Исполнитель (общество) — сторона договора о возмездном оказании услуг настаивал на несоблюдении заказчиком досудебного порядка урегулирования спора.

Апелляционный суд признал позицию общества необоснованной, исходя из следующего.

В тексте договора о возмездном оказании услуг сказано, что все споры и разногласия, которые могут возникнуть из договоров, будут по возможности решаться путем переговоров между сторонами; в случае неурегулирования разногласия и споров путем переговоров они подлежат разрешению в арбитражном суде. Буквальное значение слов и выражений, содержащихся в договоре, не позволяет вывод о наличии в них согласованного условия об обязательном претензионном (ином досудебном) порядке урегулирования споров. Действующим гражданским законодательством применительно к спорам, возникающим из договоров возмездного оказания услуг, обязательный претензионный порядок урегулирования споров также не предусмотрен.

К аналогичным выводам пришел и суд кассационной инстанции.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 11 марта 2010 г. по делу N А32-6634/2009)

18. Ответственность по договору возмездного оказания услуг

Ответственность исполнителя может быть ограничена договором

Заказчик просил признать недействительным условие договора оказания услуг о том, что исполнитель отвечает в пределах определенной денежной суммы.

Суд отклонил иск и указал следующее.

Действующее законодательство не содержит запрета на ограничение ответственности стороны по возмездному договору. Кроме того, ст. 15 ГК РФ допускает в качестве исключения из общего правила возмещение убытков в меньшем размере, если это предусмотрено законом или договором.

Таким образом, установленное сторонами договора возмездного оказания услуг ограничение ответственности исполнителя не противоречит закону.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 26 февраля 2010 г. по делу N А06-2797/2009)

Что вправе сделать исполнитель, если аванс заказчиком не был перечислен?

Исполнитель обратился в суд с требованием выплатить аванс, а также неустойку за просрочку его оплаты.

При рассмотрении дела суд установил следующее.

К договору возмездного оказания услуг применяются нормы о подряде, если они не противоречат особенностям предмета договора возмездного оказания услуг. При этом подрядчик вправе требовать выплаты ему аванса либо задатка только в случаях и в размере, указанных в законе или договоре подряда. Условие о предварительной оплате заказчиком работ в договоре содержалось, однако обязанность по такой оплате ответчиком не была исполнена своевременно.

Суд признал, что требования истца направлены на понуждение ответчика (заказчика) выполнить встречное обязательство по договору — оплатить аванс, получением которого стороны обусловили начало выполнения работ. Однако истцом (исполнителем) объем работ, предусмотренный в договоре, не выполнен, акт сдачи-приемки работ сторонами не оформлен. Таким образом, истцом выбран ненадлежащий способ защиты нарушенного права. Исковые требования о взыскании суммы аванса удовлетворению не подлежат.

В то же время суд признал обоснованным требование об уплате неустойки, которая была предусмотрена в договоре в случае несвоевременного исполнения обязательств по договору.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 25 февраля 2010 г. N Ф10-5899/09)

Нельзя одновременно взыскать и вознаграждение за услуги, и убытки, связанные с их ненадлежащим предоставлением

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ передал на новое рассмотрение дело о взыскании задолженности по договору хранения и технического обслуживания вертолета.

Президиум не согласился с выводом судов о том, что действие спорного договора было распространено сторонами на отношения, фактически сложившиеся до его заключения. Поясняется, что по смыслу п. 2 ст. 425 ГК РФ распространение условий договора на предшествующий его заключению период возможно только в том случае, когда между сторонами фактически существовали соответствующие отношения. Между тем завод фактически услуг по техническому обслуживанию вертолета в спорный период не оказывал.

Кроме того, этот договор был расторгнут, поэтому с даты его расторжения обязательства завода по хранению и техническому обслуживанию воздушного судна в силу п. 1 ст. 453 ГК РФ прекратились.

Как следует из п. 2 ст. 901 ГК РФ, за утрату, недостачу или повреждение принятых на хранение вещей после того, как наступила обязанность поклажедателя взять эти вещи обратно, хранитель отвечает лишь при наличии с его стороны умысла или грубой неосторожности. Однако доказательств совершения заводом после расторжения договора каких-либо умышленных или неосторожных действий, направленных на ухудшение имущества авиакомпании, не представлено.

По смыслу п. 1 ст. 896 во взаимосвязи со ст. 309 ГК РФ вознаграждение за услуги по хранению вещи подлежит взысканию с поклажедателя при условии надлежащего исполнения хранителем принятых на себя обязательств. Взыскав с авиакомпании задолженность за оказанные заводом услуги по хранению вертолета, судебные инстанции одновременно взыскали с последнего убытки, причиненные ненадлежащим исполнением обязательств по хранению, что не согласуется с приведенными положениями гражданского законодательства.

(Источник: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 августа 2005 г. N 1928/05)

Качество услуг может зависеть от материала, предоставленного заказчиком

Снизив размер денежных средств, взысканных судом первой инстанции за оказанные услуги до 30%, суд апелляционной инстанции исходил из 30% экономической эффективности оказанных услуг.

Суд кассационной инстанции решение суда апелляционной инстанции признал необоснованным.

Сторонами был заключен договор оказания услуг по обработке полей гербицидами.

Согласно акту обследования зерновых культур процент экономической эффективности обработки полей составил от 10 до 30% по причине недостаточно эффективного действия гербицида. Однако обеспечение исполнителя (истца) минеральными гербицидами и заправку агрегата раствором гербицидов осуществлял заказчик самостоятельно, в связи с чем вина истца в недостаточной эффективности препарата отсутствует. Доказательств потери урожая в результате ненадлежащего оказания истцом услуг по договору ответчик в материалы дела не представил.

Кроме того, применяя положения абз. 3 п. 1 ст. 723 ГК РФ и удовлетворяя исковые требования частично, исходя из 30% экономической эффективности оказанных услуг, суд апелляционной инстанции не учел, что право требования соразмерного уменьшения установленной за работу цены возникает у заказчика лишь при наличии доказательств ненадлежащего выполнения работ (оказания услуг) подрядчиком.

Материалы дела не содержат требований заказчика о соразмерном уменьшении установленной за работу цены, в то время как указанное является субъективным правом заказчика, которым он мог и не воспользоваться.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 17 апреля 2012 г. N Ф06-2133/12 по делу N А49-4674/2011)

19. Согласие на заключение договора возмездного оказания услуг

Договор, заключенный без согласия собственника унитарного предприятия, оспорим, а не ничтожен

Унитарное предприятие в нарушение ст. 23 Федерального закона об унитарных предприятиях заключило в качестве заказчика договор оказания услуг на крупную сумму без согласия собственника.

По мнению суда первой инстанции, договор является ничтожной сделкой, так как противоречит закону. А раз договор ничтожен, то требования исполнителя об оплате услуг не могут быть удовлетворены.

Суд кассационной инстанции направил дело на новое рассмотрение, обратив внимание на п. 9 постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22. В нем сказано, что сделки унитарного предприятия, заключенные без согласия собственника, оспоримы, так как могут быть признаны недействительными по иску самого предприятия или собственника имущества, а не любого заинтересованного лица.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 18 августа 2010 г. N КГ-А40/8737-10 по делу N А40-135522/09-34-1015)

20. Срок исковой давности

К договору оказания возмездных услуг по перевозке грузов может быть применен срок давности по требованиям, вытекающим из договоров перевозок

При рассмотрении вопроса о том, истек ли срок исковой давности по требованию о взыскании задолженности по договору оказания возмездных транспортных услуг по перевозке грузов, суд руководствовался ст. 42 Федерального закона от 08.11.2007 N 259-ФЗ. Согласно указанной статье срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договоров перевозок, составляет один год. Указанный срок исчисляется со дня наступления события, послужившего основанием для предъявления претензии или иска.

Таким событием в рассматриваемом случае является неоплата стоимости оказанных услуг и выполненных автоперевозок, отраженных в акте. Исковое заявление сдано в отделение связи до истечения годичного срока (штамп почтового отделения на почтовом отправлении). Следовательно, к спорным правоотношениям исковая давность неприменима.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 18 августа 2010 г. N КГ-А40/8737-10 по делу N А40-135522/09-34-1015)

Срок исковой давности по договору оказания услуг

Так как исполнитель не вернул деньги за неоказанные услуги, заказчик обратился в суд с соответствующим требованием. Причем истец полагал, что срок давности им не пропущен. О нарушении своего права заказчик узнал с того момента, когда исполнитель отказался вернуть деньги после получения уведомления заказчика о расторжении договора в одностороннем порядке.

Суд с доводами истца не согласился, обратив внимание на следующее.

По обязательствам, срок исполнения которых не определен, течение исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства.

В договоре срок окончания его действия указан не был. В этом случае договор действует до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательства. Таким моментом являлась дата подписания акта об оказанных медицинских услугах. Акт был подписан более 3 лет назад. Он подтверждает, что исполнитель исполнил обязательства по договору полностью. Более того, последующее более чем трехлетнее бездействие сторон в рамках договора свидетельствует об окончании исполнения обязательств исполнителя. Следовательно, именно после подписания акта об оказанных медицинских услугах истец вправе был заявить о возврате излишне уплаченного по договору.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 3 сентября 2010 г. N Ф07-7649/2010)

 

Яндекс цитирования